«Театр ничуть не безделица
и вовсе не пустая вещь.
Это такая кафедра,
с которой можно много сказать
миру добра» - Н. В. Гоголь

«Осторожно! «Гоголь-центр»

22.10.2013 Источник: Журнал «Театральная Афиша», Зрительские отзывы. Автор: Slava

Осторожно! Гоголь-центрВы когда-нибудь чесали правой рукой левое ухо? Попробуйте. Неудобно, но в этом что-то есть. И в этом «что-то» иногда улавливается претензия на искусство. Ведь в повседневной жизни вы же не станете надевать на себя брюки через голову. Ну, если только для прикола или с большого бодуна. А вот, если это происходит на сцене? Значит, зрителю, очевидно, и драматург, и режиссёр, и актёры и даже осветители с билетёршами (хотя они вполне возможно и не причём) хотели сказать нечто необыкновенное, раз прибегли к именно такому необычному способу повествования.

Бывает, правда, и наоборот. Когда в «храме искусства» (а театр до сих пор им считается, иначе, зачем же ходить в церковь, если там пиво, допустим, пьют?) общаются с публикой, что называется, на равных. Как в реальности. Т.е. показывают нам же нашу жизнь, как она есть, но только почему-то за наши деньги.

«Вот же напустил туману» – подумают некоторые нетерпеливые граждане. Ничего. Счас развеется.

Просто я сходил в «Гоголь-центр» на спектакль «Братья». В аннотации к этому «произведению сценического искусства (именно так с латыни и переводится «spectaculum») было сказано буквально следующее: «Основой для театрального дебюта кинорежиссера Алексея Мизгирёва стал фильм Лукино Висконти «Рокко и его братья». Киносага, прославившая Алена Делона и Анни Жирардо, рассказывает о мытарствах бедной семьи, переехавшей в Милан с юга Италии. Чего в ней только нет – любовь, ненависть, убийства, ревность; и хотя в пересказе сюжет напоминает мыльную оперу, у Висконти он выглядит подробно и бесстрастно зафиксированной повседневной реальностью. Висконти сочинил масштабный портрет мира конца 50-х, создав миф об этой эпохе, которому мы верим до сих пор».

Далее следовал как бы перевод того, что нам предлагалось увидеть и выходило так, что драматург Михаил Дурненков (тогда Чехов кто?) поменял не только место и время действия, но и многие сюжетные линии. У меня сразу же возник вопрос: «А, может, стоило этому самому Дуренкову свою собственную, так сказать, авторскую пьесу сочинить? Зачем же так измываться-то над оригиналом? А то выходит, как в анекдоте: «Армянин спрашивает у другого… грузина: «Не знаешь, кто такой лемур?» Тот «с учёным видом знатока» (это цитата из «Евгения Онегина») надменно произносит: «Э-э, троллейбус когда-нибудь видел?» Армянин с возмущением: «Канешна». И вот тут-то его добивают: «Так вот совсем не похож».

Итак, «Четыре брата – Тюха, Обмылок, Казан и Хоббит, – приехавшие из провинциального Семёновска, становятся жертвами соблазнов мегаполиса, теряют друг друга и так и не обретают ничего взамен» – это нам сразу весь сюжет вместе с финалом рассказали. В общем, убийца – дворецкий. Ну, как тут было не сходить? Висконти-то умер уже давно, так может быть, хоть последователи живы. Ну, я и рискнул. До сих пор в нокдауне.

Теперь о том, что же было на самом деле. Никаким Висконти, конечно же, и не пахло. А завоняло почти сразу самой настоящей помойкой, которая, кстати, находится рядом с театром. Переходя мост через железную дорогу, что возле Курского вокзала (ну там ещё на здании написано «Олега Якунина в отставку», вы можете увидеть заброшенные строения, в которых обитают не театральные, а самые что ни на есть настоящие «Братья» и внешне очень похожие на тех, кто вышел на сцену, а уж говорящие на том языке, который мы услышали в «храме», один в один, не отличить вовсе. Выражения «Блять», «Сука» перемежались лишь словами «Мудак» и «Жопа». И это ещё приличные слова. Они прозвучали, я так думаю, в качестве разминки, чтобы подготовить публику к дальнейшему, более пафосному изображению «настоящей жизни» в интерьерах Мельпомены. Ведь, если бы слово на букву «Икс» было произнесено на первой же минуте заявленного Висконти, то я и не знаю, чем бы дело кончилось. Может быть, вызовом полиции. Это ж чистые 15 суток за матюки в общественном месте. Но тут же театр, «храм искусства» опять же. Значит, можно. Хотя депутаты Государственной Думы вроде бы уже и запретили нецензурную лексику в СМИ. Вот есть же ещё революционеры в государстве российском. Борются с властями даже при помощи матюков.

Однажды я был в «Ленкоме». Давали «Шута Балакирева» по пьесе Григория Горина. В самом билете было указано: «В спектакле используется ненормативная лексика». Меня это абсолютно не испугало. Я полностью доверился уму Марка Захарова и нравственным устоям Олега Янковского (тогда ещё пышущего здоровьем), Николая Каранцева (которого впереди ожидала страшная авария) и прочим, не менее классным актёрам (один Александр Збруев чего стоит), которые были способны «оправдать» любой текст настолько они были профессиональны. «Гоголь-центровские» «Братья», а скорее всё-таки «братки», боюсь, и в жизни такие же, как те персонажи, коих они, якобы представляли.

Перед любым актёром стоит задача – быть адекватным тем обстоятельствам, в которые его погрузил режиссёр. Адекватным, т.е. разумным. Уверен, что ребята, занятые в постановке «Братьев» роли Карамазовых не потянули бы. Достоевский ими не будет понят. А если им и втолкуют смыслы характеров и действий главных персонажей Федора Михайловича, то воплотить их образы они всё равно не смогут. Мастерства-то нет. Потому и не берутся молодёжные театры за классику в чистом виде. На худой конец перерабатывают её под «нашу действительность». Наглость-то какая. Типа «Пушкин и я» – вот основной посыл таких транскрипций. Вроде то же гением сразу можно стать. Присоседиться, так сказать.

Да, мощную литературу сложно загубить, но бездари и это могут преодолеть. Вспомните хотя бы Олега Меньшикова в роли Остапа Бендера. А ведь он весь такой заслуженный актёр. Не чета всем этим не оперившимся цыплятам из «Гоголь-центра». И вот парадокс – в «Золотом телёнке» можно хотя бы спрятаться за текс. А тут за что хорониться? Наоборот. Надо вытягивать из почти ничего «правду жизни». Как ни странно, невероятной сложности задачу поставили взрослые дяди, режиссёр и драматург, перед, по сути дела, детьми. Тем бы народные сказки в ТЮЗе играть, нарабатывать технику перевоплощения, а здесь сразу – высший пилотаж. Даже и не знаю, смог бы скажем, Евгений Леонов вытянуть роль Тюхи при помощи матюков. Не стал бы точно.

«У нас получился странный мюзикл с мордобитием, уничтожением друг друга и самого себя» – признался сам режиссёр данного бомжатника. Вот и я почувствовал себя каким-то уничтожаемым или, по меньшей мере, уничижаемым. Мне, что не приводилось мата слышать? Или я не видел голых баб «без трусов» (как выразилась одна девица на сцене)? Да видел и слышал. И не такое ещё. Раскрою даже тайну для создателей данного театрального «шедевра». Все зрители без исключения посещают время от времени… туалет. Это большое упущение, что нам не показали, как «герои» ходят «по маленькому», а заодно уже и «по большому», естественно, с соответствующими ароматическими прибамбасами. Ведь это ж какая «правда жизни», вашу мать!

Как-то я гулял в своём дворе. Пошёл первый снег. Хлопья огромными ватными шариками падали на дорогу и покрывали её безукоризненной белизны пуховым одеялом. Чудо какое-то. И тут мой сосед, Вася, как обычно подшофе, подошёл к подъезду, отворил свою ширинку и с умилением стал портить пейзаж. Вдруг дверь отворилась, и я увидел нашу старую учительницу, рафинированную интеллигентку, которая, конечно же, заметила, что именно наш Вася делает с природой. «Какой ужас» – с сожалением (заметьте), а не возмущением произнесла она.

Писающий мальчик то же нашёл, как отреагировать: «А что такого? Собаки это делают – и ничего». Каким замечательным был ответ этой мудрой женщины. Боже мой. Вы только вслушайтесь, господа (это я обращаюсь уже лично к режиссёру Алексею Мизгирёву, драматургу Михаилу Дуренкову и, конечно же, к Тюхе, Обмылку, Казану, Хоббиту и прочим исполнителям «российского шансона»): «Так вы тогда стали бы на четвереньки хоть».

Ребята, поднимитесь с четверенек. Я, по крайней мере, это сделал уже через полчаса после начала издевательства над моей нетленной душой. За всех отвечать не хочу. Кому-то наверняка было стыдно уходить, кто-то пожалел уплОченных денег, но, наверное, нашлись и те, коим и разобраться было трудно. Хер его знает (говоря на сленге «Братьев»), может, это он и есть настоящий театр? Не, пацаны. Не парьтесь. Вас развели.

Да, «Театр имени Гоголя» когда-то был действительно скуШным. Но теперешний «Гоголь-центр» достоин лишь таблички, на которой красными буквами должно гореть «Dangerously». «Опасно», если переводить с американской фени в наш ещё более загадочный язык.

Меня можно упрекнуть – за полчаса сделал вывод такого масштаба? Отвечу на выпады скептиков: «Вы как-нибудь попробуйте сходить в ресторан, в просторном и светлом зале которого вам подадут на шикарных тарелках великолепно оформленные блюда, но из них вдруг появится… таракан и гавкнет вам: «Се ля ви». Думаю, ноги вашей больше не будет в таком заведении. Вот и я советую тем, кто солидарен со мной, более, не видеть, а тем более не употреБЛЯТЬ тараканов «Гоголь-центра». Ведь кроме обычной пищи есть ещё и «пища духовная». А с ней нужно быть максимально острожным. От пищевого отравления можно хоть как-то избавиться в каком-нибудь клозете. А вот как лечить духовный токсикоз?

Gogol-Theatre.ru - Коллектив Московского Драматического ТЕАТРА имени Н.В.ГОГОЛЯ
  • Facebook
  • ВКонтакте
  • Twitter
  • Livejournal
  • YouTube
Наш голос - за сохранение репертуарного театра и против силовых методов его превращения в площадку для своеобразных экспериментов
Наш голос - против отношения к актерам, как к крепостным и за право нашего коллектива на открытый конкурс для замещения должностей директора и худрука театра.

©2012 - 2014 Москва.