«Театр ничуть не безделица
и вовсе не пустая вещь.
Это такая кафедра,
с которой можно много сказать
миру добра» - Н. В. Гоголь

Культурная контрреволюция

29.11.2014 Источник: Газета «Правда», Лариса Ягункова.

Культурная контрреволюцияДо конца года ещё целый месяц, но заинтересованные лица уже спешат подвести итоги очередной всероссийской кампании.

Недавно, давая пресс-конференцию в Санкт-Петербурге, вице-президент правительства РФ Ольга Голодец высоко оценила достижения завершающегося Года культуры. Главной удачей она назвала расширение границ российского культурного пространства.

«Творческие удачи для нас не проблема, — сказала высокопоставленная чиновница, — а вот создание культурного пространства, доступность шедевров — самая большая сложность, которая существует в нашей стране. Я считаю, что самый серьёзный шаг был сделан в течение этого года — это государственное задание учреждениям культуры по их гастрольно-выставочной деятельности в Российской Федерации».

ДАЛЕЕ речь шла об открытии филиалов Государственного Эрмитажа в Казани и Вологде, о гастролях, фестивалях и других культурных мероприятиях. Не прошла вице-премьер мимо творческих инициатив известных деятелей культуры, выступивших организаторами фестивалей в разных концах России. Особо остановилась на проекте дирижёра Валерия Гергиева, выступившего с оркестром Мариинского театра более чем в 60 городах страны. После такой мажорной информации с особенным пафосом прозвучали заключительные слова: «Культура должна прийти в каждый уголок России! Это наша задача!».

Ну как же не поаплодировать, слыша такие победные реляции: задача культурного строительства решалась в точном соответствии с федеральной целевой программой, запущенной ещё в 2012 году, задолго до объявления Года культуры. Она строилась на основе гастролей мастеров искусств во всех регионах страны. Это был только первый этап, рассчитанный на два года.

На втором этапе, с 2015 по 2018 год, предполагались активное влияние на развитие культурных процессов в регионах, строительство и оснащение новых домов культуры, реставрация музеев, адресная поддержка творческих коллективов и отдельных дарований. Планировалось, видимо, и увеличение финансирования.

Однако одновременно с этой обнадёживающей программой сверху, непосредственно от президента и правительства, был запущен процесс так называемой оптимизации, а проще говоря, ликвидации или слияния нескольких культурных учреждений разного профиля. Чиновникам разъяснялось, что «оптимизация» предусматривает вынужденную стабилизацию финансирования в связи с общеэкономической ситуацией в стране, а широкой публике доставались уверения в том, что «наверху» идут поиски оптимальных путей развития культуры. Понятно, вопреки «оптимистичной» программе культурного строительства, отрасль ожидало не процветание, а крах в связи с недостатком финансирования, и надо было принимать превентивные меры. Вот на этом фоне и был провозглашён президентом РФ так называемый Год культуры.

Пока маэстро Гергиев планировал свои всероссийские гастроли, а потом объезжал со своим оркестром 60 городов, пока скрипач Вадим Репин воплощал в жизнь идею Транссибирского фестиваля, а пианист Денис Мацуев приобщал к высокому искусству своих земляков в Иркутске, по всей стране закрывались сотни городских и сельских учреждений культуры. Под предлогом повышения эффективности «этой чрезвычайно важной сферы» горел театральный репертуар и рушился книжный фонд. Шло «слияние» подчас совершенно далёких друг от друга структур. Было четыре клуба — остался один. Было шесть библиотек — остались две, детская и взрослая, потом и те слили в одну. Уничтожали культурные учреждения, много лет верой и правдой служившие людям, давно ставшие непременной частью живой жизни города или посёлка. Разрушали всё накопленное многолетним созидательным трудом.

Без работы оставались прекрасные специалисты, преданные делу, накопившие большой опыт. Всё это сопровождалось трескучими тирадами о поддержке творческой активности народа и готовности позаботиться о его досуге и отдыхе.

Что значит на волне «оптимизации» закрыть или «перебросить» куда-то Дом культуры или библиотеку? Это значит оставить целый округ без очага культуры, без света в знакомом окошке, без отдохновения после трудов праведных. Службист рассуждает так: подумаешь, большое дело — сесть на автобус и потратить полчаса или даже час на дорогу до другого посёлка, куда переместили твою библиотеку или музыкальную школу, — было бы желание. Да сам-то он поедет куда-нибудь после рабочего дня на ночь глядя без персональной машины?

ТРЕЗВОМЫСЛЯЩИМ чиновникам «промывали мозги»: мол, в случае отказа от программно-целевого метода, разработанного правительством и министерством культуры, возможны самые негативные последствия. В том числе — ухудшение финансирования, крах материально-технической базы и стагнация развития самобытной национальной культуры. Последний пункт производил особенно сильное впечатление в национальных республиках. И развал налаженной ещё в советское время системы, много лет противостоящей духу разрушительных перемен, продолжался.

Людей загоняли под свою крышу — к телевизору, единственному оставшемуся окну в мир. Но какой мир открывался взгляду? Мир насилия, преступности, полного идиотизма. Нижайшее качество самых «доходчивых» российских программ общеизвестно — это отрава, от которой здравомыслящие родители пытаются уберечь детей. Единственный содержательный канал «Культура» недоступен большинству регионов, невзирая на коммуникативные достижения министерства связи.

Во имя чего же людей лишили культурного досуга? Предполагается, во имя экономического эффекта: мол, деньги, сэкономленные при «оптимизации», вернутся в отрасль в виде поставок нового оборудования, не говоря уж о стимулирующей на труд прибавке к зарплате. За счёт сокращения сотен должностей — от директора до уборщицы — на региональные счета действительно поступают миллионы. Но многочисленные сводки говорят, что заработная плата тружеников отрасли повсеместно увеличилась не более чем на две-три тысячи и составляет около 10 тысяч рублей. Куда уходят деньги, полученные в результате развала отрасли, — это секрет региональных министерств финансов. Во всяком случае, не на библиотеки или музеи. Иначе не было бы столько вопиющих жалоб и протестов в письмах и интернет-блогах. Люди возмущаются, пишут целые обращения к власть имущим.

Суть этих жалоб заключается в том, что за красивыми словами о повышении эффективности культурных проектов кроется чиновничье понимание рентабельности: платить как можно меньше, а работы взвалить как можно больше. И не в радость мизерная прибавка к нищей зарплате — слишком дорогой ценой она досталась: гаснут культурные очаги, некуда податься простому труженику после работы. Каждое второе обращение кончается словами: «И это безобразие происходит в Год культуры!» Но поди докажи, что ты прав, если умные дяди и тёти в больших кабинетах уверяют, что они думают о культурном росте народа, и приводят на первый взгляд убедительные примеры культурных десантов, этаких «хождений в народ» мастеров искусств.

НО НАДО ЛИ изощряться в доказательствах, когда не счесть примеров развала давно налаженного дела культурного строительства? «Правда» уже писала о реорганизации государственных учреждений культуры Тюменской области, когда ретивые чиновники слили в один холдинг три различных по своим задачам театра, филармонию и Дом культуры (№14 с.г.). Нечто подобное произошло и в Пскове: Псковский академический театр имени А.С. Пушкина объединили с Театром кукол, филармонией и областным центром народного творчества. Представляете, можно ли одной дирекции управлять такими разноплановыми учреждениями? Наверное, можно, но не нужно. Все сотрудники возмущены, и каждый боится попасть под увольнение.

Слабая надежда на председателя Союза театральных деятелей Александра Калягина. Он уже пытался урезонить губернатора Тюменской области В. Якушева, но безуспешно — тот непоколебим, чувствуя мощную поддержку правительства. По крайней мере, из большого культурного центра легче докричаться до столицы, заявить протест. А кто услышит ропот из провинции?

В городе Дно Псковской области — своя беда: там решили объединить муниципальную Детскую школу искусств, где детей готовили к профессиональной деятельности, с центром внешкольного воспитания (по сути «досуговым центром»). Родители боятся, что с профессиональной подготовкой одарённых ребят будет покончено — всё сведётся к проведению досуга. И, судя по тому, какие педагоги уволены, для таких опасений есть основания. А у ребячьей вольницы, полюбившей свой досуговый центр, тоже опасения: не разгонят ли их всех по домам? Для этого тоже есть основания: какие-то подозрительные люди уже присматриваются к помещению.

Добрались «реформаторы» и до Владимирской области: там в городе Гороховец были «оптимизированы» межпоселенческое клубное объединение, центр детского творчества «Радуга», межпоселенческий центр по организации досуга и районный Дом культуры: мол, цели и задачи у них одинаковые, а что в каждом свой круг, свои завсегдатаи — не имеет значения. Теперь вместо них одно учреждение — Гороховецкий центр культуры. Подвергли «оптимизации» и культурные учреждения двух районных посёлков Собинского района. В Ставровском поселении вместо центра народного творчества, центра досуга молодёжи, стадиона «Липки» решили создать одно учреждение — центр культуры и спорта «Ставрово». В Асерховском поселении вместо двух сельских клубов решили оставить один. С населением не советовались — просто поставили перед фактом.

В Республике Адыгея «оптимизация» началась давно. К 2014 году численность культурных учреждений сократилась на 1,5%. Деятели культуры забили тревогу: дальнейшее сокращение приведёт к угрожающему падению культурной обеспеченности и, следовательно, качества жизни населения. Это идёт вразрез с приоритетной задачей Госпрограммы Республики Адыгея, поставившей целью повышение доступности и качества услуг в сфере культуры. При проведении «оптимизации» не учитывались социальные нормативы, утверждённые распоряжением правительства РФ в 2007 году.

Тем не менее по всей Адыгее проходит тотальное сокращение работников культурных учреждений. Средства от «оптимизации» составили 1 миллион 300 тысяч рублей, средняя зарплата остаётся в пределах 10 тысяч рублей. Сокращаются штаты во всех театрах республики — на зарплате это опять-таки не сказывается.

В Чувашской Республике та же картина. Происходит слияние весьма далёких друг от друга учреждений, закрываются сельские клубы и библиотеки, без работы остаются опытные специалисты, без наставничества — одарённые люди. Особенно обидно, когда занятия вынуждены бросать талантливые дети. Одной из первых жертв «оптимизации», по сообщениям с мест, стал Республиканский центр народного творчества, который решено было слить с Дворцом культуры тракторостроителей. Очевидно, упразднённый центр теперь выселят из старинного особняка в центре Чебоксар, который, по слухам, приглянулся кому-то из власть имущих.

По всей республике идёт массовое закрытие деревенских клубов. В деревне Братьякасы Канашского района сельские жители не захотели прощаться со своим вторым домом. По сообщению главы Ямащевского сельского поселения Владимира Харитонова, состоялся сход граждан, на котором они потребовали, чтобы клуб был сохранён. И, представьте, нашлись средства на финансирование. Есть и другой пример сопротивления. В ансамбле народного танца «Веснянка» из тридцати танцоров уволили семь человек — артисты возмутились и провели сидячую забастовку. Уволенных пришлось восстановить. Но далеко не везде люди способны на такое сопротивление.

РАССМАТРИВАЕШЬ эту информацию и поражаешься, какие же прочные культурные традиции заложила Советская власть, как же много очагов культуры оставила по всей стране: уходят поколения созидателей социалистической культуры, а содеянное ими остаётся и прочно скрепляет общество. И как ни стараются расчеловечить наших людей, обрушивая на них потоки телевизионной и кинематографической грязи, человеческое остаётся человеческим, а сатанинское — сатанинским.

Но процесс «оптимизации» набирает обороты. В мае 2014 года во исполнение поручения президента РФ было заключено соглашение с регионами по «достижению целевых показателей оптимизации сети культурных учреждений». И опять же под предлогом повышения «эффективности культуры»! Утверждена форма соглашения между министерством культуры РФ и высшим органом государственной власти субъекта Российской Федерации об обеспечении достижения в 2014—2016 годах целевых показателей (нормативов) оптимизации сети государственных (муниципальных) учреждений культуры, определённых ре-гиональным планом мероприятий («дорожной картой»).

Слова «дорожная карта» наводят ужас в культурной провинциальной среде. Но то ли ещё будет. Перед радетелями за «эффективную культуру» стоят большие задачи. Прежде всего преобразовать культурную политику из расходной в доходную. Отсюда — ориентация на состоятельного потребителя, а не на каких-то там «поселян и поселянок». Технологи «индустрии культуры» откровенно говорят о намерении превратить культурные ресурсы в товары и услуги, научиться продавать их оптом и в розницу. «Надо научить богатых ценить подлинное искусство и потреблять его как знак определённого стиля и высокого качества жизни, — говорят они. — А тем, кто не может платить, хватит и телевизора».

Вот он, подлинный смысл «оптимизации» культурных услуг — постепенно отвадить народ от искусства. И всё это под болтовню о культурном развитии масс, о необходимости дойти с мудрой книгой, с хорошим фильмом до каждого человека. Народ надо «уболтать», восхитить сообщением, как трепетно где-то кто-то слушал Дениса Мацуева и Вадима Репина — ему и того довольно. «Дети сидели в проходе, так велико было их желание быть вовлечёнными в культуру. И это достойно нашей страны!» — умилялась О. Голодец, посетив один их концертов оркестра Гергиева в провинции. Интересно, куда потом «слили» этих детей вместе с детской библиотекой и центром детского творчества?

А Год культуры продолжается — параллельно с уничтожением очагов культуры, выморачиванием культурного пространства страны. Закрадывается мысль, что вся эта затея с Годом культуры придумана, чтобы отвлечь людей от истинных целей «радетелей за сбережение народа», прикрыть шумихой подлинные намерения властей предержащих — оставить народ в диком поле.

А впереди 2015 год, цинично объявленный Годом литературы. И это после массового уничтожения библиотек по всей стране. Понятно, надо же как-то противостоять негодованию людей, возмущённых «оптимизацией» книжных фондов. Только в одном Подмосковье счёт идёт на сотни. Несколько библиотек просто прекратили своё существование, например, филиал Московской областной библиотеки, располагавшийся на Туристской улице: весь её фонд отправлен в макулатуру.

Такая же судьба может постичь и саму Московскую областную библиотеку на Тушинской улице — ей предписано оставить помещение, в котором она располагалась с 1957 года, и перебраться в город Королёв, где ей предстоит «оптимизация».

СТРАШНО сказать, что выделывают чиновники в служебном раже. Библиотеки для взрослых сливают с досуговыми центрами, детские — с научными библиотеками, о транспортной доступности никто вообще не думает. Пользователи в Интернете просто кричат от возмущения.

Здесь самая широкая география: Москва, Нижний Новгород, Челябинск, Астрахань, Санкт-Петербург. У всех наболело, всем страшно за судьбу Отечества. Какие интересные люди делятся своими чувствами, какую горячую любовь к книге исповедуют они с самого детства. Главная мысль: настоящее преступление — лишить человека доступа к бесплатной книге, возможности познания и открытия.

Капитализм последователен: ему нужны послушные, тупо жующие рабы, даже не помышляющие о высотах человеческого духа. Поэтому за контрреволюцией политической, экономической и социальной неминуемо следует и культурная.

Gogol-Theatre.ru - Коллектив Московского Драматического ТЕАТРА имени Н.В.ГОГОЛЯ
  • Facebook
  • ВКонтакте
  • Twitter
  • Livejournal
  • YouTube
Наш голос - за сохранение репертуарного театра и против силовых методов его превращения в площадку для своеобразных экспериментов
Наш голос - против отношения к актерам, как к крепостным и за право нашего коллектива на открытый конкурс для замещения должностей директора и худрука театра.

©2012 - 2014 Москва.