«Театр ничуть не безделица
и вовсе не пустая вещь.
Это такая кафедра,
с которой можно много сказать
миру добра» - Н. В. Гоголь

Заседание президиума Совета по культуре и искусству

04.02.2014 Источник: kremlin.ru. Фото пресс-службы Президента России.

Владимир Путин провёл расширенное заседание президиума Совета при Президенте по культуре и искусству, посвящённое развитию театрального дела.

Заседание президиума Совета по культуре и искусству

В ходе заседания в режиме видеоконференции глава государства также общался с руководством Саратовского академического театра юного зрителя и грозненского Государственного русского драматического театра.

Перед началом заседания Президент осмотрел помещения Псковского академического театра драмы после проведённых реставрационных и строительных работ.

* * *

Стенографический отчёт о расширенном заседании президиума Совета по культуре и искусству.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

У нас сегодня расширенное заседание президиума Совета по культуре и искусству. Проходит оно, как мы видим, в Пскове, на псковской земле. Здесь находятся памятники нашей истории, духовные святыни нашего народа – место, что называется, намоленное во всех смыслах этого слова.

И конечно, для граждан нашей страны, всего мира эти места неразрывно связаны с творчеством Александра Сергеевича Пушкина. Имя великого поэта носит Псковский театр драмы, где, уверен, многие сегодня были, и я только что побывал там, посмотрел. Насколько я слышал отзывы – отзывы хорошие, насколько я слышал.

Но прежде всего хотел бы особо отметить, что наша встреча – это одно из первых мероприятий в рамках начинающегося в России Года культуры. И одновременно наше заседание является важным этапом подготовки государственной программы – Основ государственной культурной политики.

Поэтому рассчитываю сегодня услышать и ваши соображения по поводу этих Основ, этой программы. Собственно говоря, на самом деле это и есть основная цель нашей сегодняшней встречи. Хотел бы услышать ваше мнение по поводу Основ государственной культурной политики.

Культура, как говорил Дмитрий Сергеевич Лихачёв, – это огромное целостное явление, которое делает людей народом, нацией. Мы все понимаем ту огромную роль, которую играет культура в развитии России, в укреплении её авторитета, влияния в мире, да и в сохранении целостности нашего государства и национального суверенитета. Потому что если нет культуры, то непонятно вообще, что такое суверенитет, и непонятно тогда, за что бороться. Культура наряду с образованием, просвещением формирует человеческий капитал нашей страны. Это часть нашего исторического кода, национального характера. И потому государственная культурная политика должна охватывать все стороны жизни, способствовать сохранению традиционных ценностей, укреплению глубоких духовных связей с родной страной, повышать доверие между людьми, их ответственность и гражданское участие в развитии нашего государства.

Год культуры должен стать годом обращения к богатейшему наследию нашего многонационального народа, его современных культурных достижений. В этой работе призваны участвовать не только деятели культуры и искусства, педагоги, журналисты, сотрудники музеев, библиотек и так далее – в неё обязаны включиться и политические партии, общественные организации, меценаты, всё общество.

Уважаемые коллеги! Откровенно говоря, я попросил вас сегодня собраться для того, чтобы такой сигнал в начале года был дан по всем направлениям, которые я сейчас перечислил, чтобы общественно-государственный механизм заработал.

Культура – это многогранное явление: это и театр, и кино, и живопись, и литература, и народное творчество. И проблемы всех культурных жанров мы должны рассматривать в контексте формирования единого самобытного пространства культуры нашей страны.

Именно в такой логике и предлагаю обстоятельно поговорить о развитии региональных и детских театров в стране. Я помню, как на одной из наших встреч, в том числе и присутствующие здесь коллеги, об этом говорили. Региональные, провинциальные театры всегда играли роль настоящих центров просвещения и общественной жизни. И очень важно не просто возродить, но развивать, всемерно поддерживать интерес к театру в наших регионах, создать условия для того, чтобы талантливые театральные постановки смогли увидеть наши граждане, причём независимо от места их проживания.

Мы сегодня с вами посмотрим, что в некоторых регионах делается: я попросил подготовить включение – и с Кавказа коллеги расскажут о том, что там происходит, и с других территорий.

Отмечу, что творческий потенциал отечественного театра неуклонно растёт, улучшается материально-техническая база, увеличивается финансирование, грантовая поддержка, в том числе региональных театров, развиваются частные культурные инициативы, театральные премьеры становятся заметными и ожидаемыми обществом событиями.

Но во многих средних и в подавляющем большинстве малых городов, к сожалению, своих театров вообще нет. Как правило, сосредоточены эти театры в региональных столицах и крупных городах. Такую театральную «дискриминацию», конечно, нужно преодолевать.

Я знаю и слышал по этому поводу разные мнения. Говорят, что в других странах и этого нет, вообще репертуарный театр как таковой отсутствует, но у нас-то есть и было, поэтому наши конкурентные преимущества, как сейчас модно говорить, безусловно, нужно поддерживать.

При этом понятно, что в каждом городе невозможно, наверное, построить свой театр, а главное – по-настоящему и сильный коллектив не соберёшь. Решение подсказывает наш собственный опыт. Напомню, что в Советском Союзе была сильно развита гастрольная и фестивальная деятельность.

Так создавалось единое театральное пространство, укреплялось и межнациональное общение, связи между территориями очень большой страны. Уже не раз говорил, многое из того, что делалось раньше, конечно, можно и нужно брать на вооружение. Я имею в виду, конечно, не идеологическое содержание, а саму организацию работы.

Гастрольная деятельность в последнее время оживилась, существенно расширились репертуар и география гастролей театров Москвы и Петербурга. В свою очередь ведущие региональные театры демонстрируют свои постановки на столичных сценах.

Но что вызывает особое беспокойство: региональные театры в столицах выступают, но даже в соседние субъекты Федерации практически не выезжают. Нужно вместе разобраться, в чём причина. Очевидно, что причина, конечно, опять в деньгах, но здесь какой-то импульс должен быть со стороны Министерства и региональных властей.

Следующий вопрос – театры для детей и юношества. Надо воспитывать новое поколение зрителей с хорошим художественным вкусом, умеющее понимать и ценить театральное, драматическое, музыкальное искусство.

И если бы у нас делалось это должным образом, может быть, и трагедии, подобной сегодняшней московской трагедии, не было бы.

Вновь вспомню историю. Именно в нашей стране появились первые в мире театры для детей. Ещё в 1918 году, в период гражданской войны, 15-летняя Наталья Сац организовала свой небольшой детский театр. В 20-х годах были созданы театры юного зрителя; один из старейших ТЮЗов, Ленинградский, продолжал давать спектакли даже в блокадном Ленинграде.

Наш долг и перед прошлыми, и перед будущими поколениями – приумножать традиции театрального искусства для детей и юношества. К сожалению, должного внимания этим вопросам также не уделяется. Новые театры юного зрителя практически не создаются.

Существующие детские театры часто предпочитают предоставлять свои площадки под развлекательные шоу-представления. Нужно признать, их содержание и уровень исполнения оставляют желать лучшего. Такое положение, конечно, нужно менять.

Нужны серьёзные, качественные театральные постановки для детей и подростков, которые будут знакомить с русской и мировой классикой, учить думать, сопереживать, верить в силу добра. И конечно, на театральных сценах должны ставиться произведения современных отечественных авторов. Убеждён, ситуацию можно улучшить, если предложить эффективные механизмы поддержки.

В качестве примера приведу киноискусство. Об этом вы тоже наверняка многие хорошо знаете, несколько лет назад был создан – в результате дискуссии в профессиональном сообществе, прежде всего, – Фонд кино. В прошлом году три отечественных фильма, которым Фонд оказал финансовое содействие, вошли в десятку российского кинопроката, опередив многие зарубежные ленты, знаете об этом: это и «Легенда № 17», и «Ёлки-3», и «Сталинград».

Отмечу также, что вклад деятелей культуры в воспитание подрастающего поколения будем по достоинству оценивать и в самое ближайшее время внесём определённые предложения. Уже в ближайшее время планируется вручение первых премий Президента за лучшие произведения искусства и литературы для детей и подростков: три премии – не знаю, большие, небольшие, но по 2,5 миллиона рублей каждая.

Далее. Надо обязательно восстановить сеть детских театральных студий, художественных и литературных кружков. В эту деятельность можно вовлечь и актёров, и творческих работников, которые завершают активную карьеру, но готовы делиться своим опытом и работать с молодыми людьми. И конечно, следует поддержать общественные инициативы, связанные с театральным искусством, оказывать содействие некоммерческим организациям, самостоятельным творческим коллективам.

Речь идёт не только о финансовых ресурсах, но и о предоставлении помещений для постановок, репетиций, занятий с детьми. Это могли бы быть не только специализированные театральные здания, но и библиотеки, музеи, дома культуры, досуговые центры, школы. И я буду просить руководителей регионов, муниципалитетов, безусловно, идти навстречу энтузиастам и общественным творческим инициативам.

Вновь подчеркну, проблем, которые требуют решения, очень много, и ответственность на государстве, на театральном сообществе лежит очень серьёзная. Хотелось бы сегодня по всем этим вопросам с вами, уважаемые коллеги, переговорить.

Заседание президиума Совета по культуре и искусству

А теперь я с удовольствием передам слово Валерию Владимировичу Фокину, из петербургской Александринки.

Пожалуйста.

В.ФОКИН: Спасибо, Владимир Владимирович.

Прежде всего я хотел бы сказать о том, что по Вашему поручению уже создана рабочая группа в Совете по культуре для того, чтобы готовить проект документа о новой государственной политике в области культуры.

Конечно же, одна из главных задач этого документа – определение приоритетов, определение механизмов, инструментов, создание многоуровневого культурного пространства на всех уровнях: на федеральном, регионом и муниципальном. И восстановление театрального пространства, я бы так сказал – театральной системы, – это очень важный фактор, потому что, безусловно, театральная система, которая покрывала бы театральное поле страны, во многом сегодня разрушена.

Вы совершенно правильно сказали, справедливо о том, что надо на вооружение брать самое лучшее. И надо признаться, что советская система, если отбросить догму, была структурно очень чёткая, очень целесообразная и очень крепкая. Мало того, она имела исторические корни, то есть это шло ещё от Дирекции императорских театров, которая объединяла главные театры, первые академии. В губернских городах строились здания, как в Пскове, и на пожертвования; была антреприза, которая готовила талантов для выступлений в столицах, и так далее. То есть это было очень чётко организованное поле.

Даже в переходный период, когда в 1919 году был знаменитый декрет «Об объединении театрального дела» Луначарского и ленинский декрет, там не было слов о национализации, там было об объединении, то есть императорские театры перешли в ранг академии. И вот эти пояса, вот эти поля, вот эта градация, она вся сохранилась. Поэтому система был очень чёткая.

Мы понимали, что в крупных региональных центрах обязательно должен быть театр оперы и балета, должна быть драма, филармония, цирк, ТЮЗ обязательно, конечно же, и для самых маленьких – театр кукол. Всё было распределено. В средних центрах – два театра. В каком-то случае музыкальный театр мог возникнуть.

Но вся система пронизывалась, и все знали, кому куда, потому что это было связано с гастролями. Все понимали, кто куда едет, все понимали зачем, кто его ждёт, кому он нужен, а где-то, может быть, он завтра будет нужен, и так далее. То есть была очень чёткая система.

Сегодня вся гастрольная деятельность, как правило, – это хаос. С кем ты договорился, ты туда поехал, то есть системы организации нет. Конечно, мне кажется, что прежде всего нам нужно произвести обязательно анализ театрального хозяйства, собрать банк данных в том плане, чтобы мы понимали вообще уровень этого хозяйства – не только театральных площадок, но и ещё и потребности зрителей, потому что надо понимать, что хотят зрители, на каком уровне театрального восприятия они находятся, уровне театрального образования, желания, и так далее.

Вы сказали абсолютно правильно про ТЮЗы, ТЮЗы уничтожены, как правило. Более того, взрослые театры взяли на себя функции этих театров. Но многие не справились с этими функциями, потому что это совершенно другой опыт: и профессиональный опыт, и методический опыт, – они не справились, и в результате это оказалось провальным.

Сейчас нам надо обязательно восстанавливать, потому что без этого мы, конечно, не подойдём ни к какому вопросу решения, развития, внедрения культуры для молодого поколения, потому что ТЮЗ – это очень важный, существенный духовный слой, и профессиональный, и воспитательный.

Точечный адрес нам сейчас нужен, вот это чрезвычайно важно. Я знаю, что сейчас Министерство (и я крайне это поддерживаю, мы все поддерживаем) организовывает федеральный центр поддержки гастрольной деятельности (мне кажется, это очень правильно), в котором мы могли бы на основе анализа театрального хозяйства… Потому что тут и коллективы надо проанализировать, повторяю, и зрителей, и площадки, возможности передвижения и так далее.

Кроме этого, хочется сказать, конечно, о реконструкции и модернизации театральных зданий. Это очень важная проблема, она двигается, здесь есть очень положительные и хорошие примеры, и в городе Пскове, и не только. Потому что мои коллеги мне рассказывали, что в Грозном в театре Лермонтова просто по последнему слову театральной техники сделана сцена, то есть опускается оркестровая яма, система плунжеров, как в Александринском театре. То есть мы можем ехать туда на гастроли.

В.ПУТИН: Мы посмотрим сегодня. Грозный включим, посмотрим.

В.ФОКИН: Тем более. То есть это замечательно, это прекрасно.

То же самое саратовский, конечно, опыт (несмотря на всякие трагические события), и, наверное, благодаря Вашему вмешательству и общественности всё-таки дело там сдвинулось, и театр сейчас заработал, потому что там легендарный ТЮЗ, просто легендарный: это новая сцена.

Конечно, есть примеры и другого характера – отрицательные, можно сказать, потому что всё-таки очень многое зависит от того, как власти (и вот это проблема) на местах относятся к театру. Это грандиозная проблема, потому что местный губернатор пригласил господина Сенина, молодого главного режиссёра, в театр. Это здорово, потому что мы имеем сегодня проблему с институтом художественных руководителей. То, что он смелый, его пригласил, доверил ему участвовать в реконструкции и так далее, это прекрасно.

А вот, например, здесь присутствует другой молодой главный режиссёр – Дмитрий Владимирович Егоров, из Барнаула, там совершенно другая картина, абсолютно. Там недостроенное, по сути, здание, исправлен 20 раз управлением культуры проект, оборудование ужасающее, театр не принимает директор – её уволили, раз она не принимает. Главный режиссёр борется, но сам уже висит на волоске, он, наверное, сам лучше меня расскажет об этих проблемах. Но поразительно другое – что губернатор не хочет встречаться с коллективом, просто какая-то средневековая процедура.

В.ПУТИН: Он у меня только что был и просил помочь в строительстве театра.

В.ФОКИН: Только Вы, Владимир Владимирович, можете помочь встретиться с театральным коллективом. Вы – единственный человек в стране, который может помочь с артистами встретиться.

В.ПУТИН: Нет, это не так. Я просто хочу сказать, что губернатор знает, и он сам об этом с болью говорил. Чувствуется, что он хочет реализовать проект. Вернёмся к нему ещё.

В.ФОКИН: Это очень хорошо. Самое главное, я хочу сказать, дело не в персоналиях в конце концов, а дело в отношении. Дело в отношении власти, потому что ведь и проблема художественного руководителя и директора сегодня по-прежнему в провинции стоит очень серьёзно, в регионах.

Всё-таки нельзя забывать, что творчество должно быть на первом месте. И когда мало художественных руководителей, то и директора, и власти должны способствовать этому развитию, а не наплевательски относиться в той или иной форме. Это, мне кажется, самые главные узловые вопросы.

И ещё, конечно, может быть, не очень по теме, но коллеги просили меня обязательно Вам сказать, Владимир Владимирович. В своё время Вы дали поручение по поводу первого шага на пути к контрактной системе, а именно введение конкурсной системы: раз в пять лет, – это было Ваше поручение.

Министерство провело большую работу, подготовило документы. Сейчас это прошло первое чтение в Думе. Второе чтение в Думе блокируется, просто блокируется, никуда не двигается, ничего не происходит. Есть там и женщины-депутаты с актёрской биографией, и всякое там есть.

Короче говоря, это вдруг встало абсолютно, ничего не происходит. Очень жалко, потому что мы на это всё рассчитываем и хотим хоть какой-то шажок сделать вперёд. Сколько бы мы ни говорили о реконструкции, об обновлении, о том, о сём, но всё-таки надо ведь и труппы тоже обновлять, надо двигаться, надо давать живой приток. Если этого не будет, как мы будем? Я Вам потом передам письмо от нас от всех.

Так в основном всё.

В.ПУТИН: Спасибо.

А мы сейчас Владимира Ростиславовича сразу попросим прокомментировать, что с законопроектом происходит.

В.МЕДИНСКИЙ: Законопроект был нами совместно с директорами театров, с Союзом театральных деятелей разработан и внесён Правительством в Госдуму. Прошёл первое чтение, вызвал чудовищное сопротивление со стороны оппозиционных фракций коммунистов, «Справедливой России». Они подготовили встречный законопроект, который сводит всё на нет, впустую. На протяжении уже длительного времени я пытаюсь всячески ускорить процесс принятия его во втором и третьем чтении – вопрос висит.

В.ПУТИН: Вы знаете, я предлагаю сделать это несиловым способом. Мы, конечно, можем обратиться к «Единой России» с тем, чтобы провести этот закон, но у меня сейчас просьба будет к собравшимся здесь: и к Министру, и к собравшимся – нужно провести в Думе слушания с вашим участием, чтобы коллег и из фракции КПРФ, и из «Справедливой России», в общем, всех тех, кто считает, что этот закон в чём-то несовершенен или, некоторые говорят, даже вреден (а мы с Вами эту дискуссию начали ещё несколько лет назад, я помню, я знаю Ваше мнение, поэтому закон, собственно говоря, с Вашей подачи, вернее – проект закона пошёл в парламент), убедить.

Ясно, что всегда у оппозиционных партий своё мнение, даже тогда, когда оно не совсем, мягко говоря, является конструктивным, но им нужно заявить свою собственную, отдельную позицию, в общем и целом, люди-то здравые и навредить точно не хотят, но нужно их убедить. Не просто включить механизм голосования, с помощью «Единой России» продавливать это, а нужно их убедить. И их тоже послушать. Не исключаю, что могут быть какие-то здравые вещи, которые нужно будет учесть в ходе доработки закона.

Владимир Ростиславович, переговорите, пожалуйста, с Нарышкиным и организуйте эти слушания. Только не нужно откладывать в долгий ящик, сделайте это как можно быстрее. Если возражений нет, мы так и поступим. Хорошо? Спасибо.

Здесь упоминался Саратов. Я попрошу тогда включить Саратовский академический театр юного зрителя имени Киселёва.

Пожалуйста, Анатолий Юрьевич Барсуков.

А.БАРСУКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Во-первых, мы поздравляем город Псков с открытием Государственного академического театра драмы имени Пушкина после реконструкции. Для Псковской области и России в целом Год культуры – это, безусловно, знаковое событие. Поздравляем!

Сегодня мы находимся в новом здании Саратовского театра юного зрителя имени Киселёва, которое открылось в 2011 году. Мы находимся в комнате, где у нас размещена малая часть наших наград. И хотелось бы поблагодарить от лица коллектива театра Вас, Владимир Владимирович, и федеральные власти за помощь в строительстве такого современного, светлого, комфортного здания.

Для Саратовского ТЮЗа, который открылся ещё в 1918 году и является старейшим профессиональным театром для детей, это было уникальным событием. К сожалению, больше года назад наш театр потерял в результате пожара историческое здание. Поэтому мне после вступления в должность приходится помимо творческих решать массу хозяйственно-экономических задач, связанных с восстановлением пострадавшего здания.

В прошлом году, следуя цели создания эффективного учреждения культуры, при уменьшении наполовину сценических площадок (с четырёх до двух) театру удалось сдержать сокращение новых постановок, количество показанных спектаклей и посетивших нас зрителей.

Увеличены по сравнению с 2012 годом и доходы театра, и средняя заработная плата артистов. Все плановые показатели государственного задания были перевыполнены. На привлекаемые внебюджетные гранты и собственные заработные средства театр осуществляет постановки, рекламно-имиджевую деятельность. Знаково, что три дня назад впервые на большой сцене нашего театра прошла премьера дипломного спектакля студентов театрального института.

Через десять дней у нас в театре пройдёт торжественное мероприятие, посвящённое 100-летию со дня рождения Юрия Петровича Киселёва, чьё имя носит наш театр. Пользуясь случаем, приглашаю Вас на это мероприятие.

В.ПУТИН: Спасибо.

А.БАРСУКОВ: Хотелось бы отметить ещё некоторые проблемы, которые, судя по Вашему выступлению, Вам хорошо известны, тем не менее мы хотели бы со своей стороны тоже их отметить.

Театр на сегодняшний день не может существовать без государственной поддержки. В нашем распоряжении великолепное здание, современное оборудование, но, чтобы использовать его с максимальной отдачей, требуется финансирование новых постановок.

Театр для юных зрителей требует вложений зачастую гораздо больше, чем театр для взрослых: требуются красочные декорации, костюмы, многое другое, дети хотят видеть на сцене чудо, волшебство. На это и ориентирован коллектив Саратовского ТЮЗа.

Хотелось бы заметить, что в Концепции развития театрального дела Российской Федерации на период до 2020 года, которая утверждена ещё в 2011 году, отмечается важность повышения внимания к детским театрам. Это абсолютно справедливо, потому что детский театр – это совершенно уникальное явление в культурном процессе, это основа воспитания думающей, гармоничной личности.

В нашей стране на сегодняшний день существует более 200 профессиональных театральных коллективов, чей репертуар рассчитан в первую очередь на детскую аудиторию. Однако, к сожалению, не предусмотрена федеральная поддержка, направленная именно на грантовое финансирование детского театра.

Как известно, в нашей стране растёт рождаемость, и, как следствие, растёт потребность в театральном искусстве для детей. На наш взгляд, необходимо поднять вопрос о создании адресной федеральной поддержки театра для детей. Поддержка театра, работающего с детской аудиторией, – это инвестиции в будущее. Ведь мы знаем, что спектакли для детей нужно делать, как для взрослых, только ещё лучше. И мы очень часто, подавая заявки на детские спектакли в составе других заявок для взрослых, не выдерживаем, безусловно, этой конкуренции. Поэтому считаем важным вопрос, что выделяться должны отдельной строкой именно эти постановки.

И ещё одна важная тема, которая беспокоит наш театр, связана с гастролями в другие регионы. Активность гастрольной деятельности театра является одним из важных показателей его успешности и конкурентоспособности. Выезд спектаклей на гастроли способствует развитию целого комплекса позитивных явлений в работе театра.

Пустующую нишу в гастрольной сфере часто занимает на сегодняшний день театральная антреприза. Художественное качество таких спектаклей, на мой взгляд, часто уступает постановкам репертуарного театра в регионе. В региональных бюджетах предусмотрена поддержка гастрольной деятельности только внутри региона. Это и приводит зачастую к культурной изоляции и распространению мнения среди зрителей о непреодолимом разрыве в качестве спектаклей в столицах и на периферии.

Решением проблемы может стать программа развития гастрольной деятельности, о чём мы уже говорили ранее. Гастроли между регионами Российской Федерации позволили бы решить целый комплекс задач культурного взаимопроникновения, культурного развития.

Благодарю за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

Что касается грантовой поддержки детских театров и программы развития гастрольной деятельности, особенно между регионами, мы обязательно об этом ещё поговорим, точно совершенно сформулируем в сегодняшнем итоговом документе, и, надеюсь, такой импульс пойдёт и по регионам, и по федеральным округам, обязательно проработаем.

Вы сказали о том, что за последний год увеличилась и заработная плата артистов. А на сколько процентов за год, можете сказать?

А.БАРСУКОВ: На 14 процентов. Если средняя заработная плата в 2012 году, именно артистов, мы не скрываем и цифры, составляла 15 700 рублей, то по итогам 2013 года эта заработная плата составляет 17 800.

В.ПУТИН: Спасибо, Анатолий Юрьевич.

Так, пожалуйста, Курбатов Валентин Яковлевич, прошу.

В.КУРБАТОВ: Я с радостью услышал самые главные слова о государственной культурной политике, которые сегодня были, кажется, произнесены впервые за всё время нашего последнего существования. Не первый год я участвую в заседаниях Общественной палаты или в нашем Совете, и всякий раз мне кажется, что мы начинаем сразу с частных вопросов, опасливо обходя самые общие: товар наша культура или народное сердце; продаём мы её, матушку, или строим; какого человека ждёт от культуры государство? Ведь гражданское общество, которое мы сейчас ищем, – это только договор о ненападении. Не зря доклад о нём в Общественной палате в конце минувшего года заканчивался обобщением, что это общество в России находится в стадии ветвления. Так что сразу и было видно, что за поэтическим образом скрывается полная неотчётливость и непонимание предмета.

Это не о политике разговор, а о театре, о театре, который прямое дитя общественных забот. Ведь Товстоноговские «Мещане» или «Горе от ума», Эфросовские «Три сестры», Любимовский «Борис», даже у «Современника» есть спектакль «Так победим!», были явлением не только театральной, но и общественной истории, работами, которые складывали поколения, становясь кровообращением нации даже у тех, кто не видел этих спектаклей. Там решались проблемы нашего ума и свободы, нашего сердца и надежды. И вот есть «Золотые маски», «Триумфы», «Белые орлы», а таких собирающих народное сознание спектаклей мы почему-то не видим пока.

«Отчего же вы тогда не устояли перед натиском постмодернизма, – спросит иронический реформатор, – с вашим национальным кровообращением?» – «Да оттого как раз, что все не отвыкнем от детской привычки оборачиваться - как Европа поглядит». И не сейчас только, еще с какой горечью и Федор Михайлович воспроизводил рецепты реформаторов культуры 80-х годов XIX века: «Мы намерены образовать наш народ помаленьку, переделав его национальность в иную. Образование построим на отрицании всего прошлого, а чуть выучим народ грамоте, начнем обольщать его Европой, заставим его стыдиться своего прежнего лаптя и квасу, подействуем на слабые струны народа. И когда он застыдится своего прошлого и проклянет его, тогда уж народ наш. Не можем же мы толковать вместе с вами о таких, например, вещах, как… (православие по-французски пишет). И как будто особое значение этого православия».

Молодцы, кажется, добились своего – стыдимся. Заглянешь в театральные новости и увидишь, что один взялся за Шекспира, другой решил интерпретировать Чехова. Как должно быть, сжались старики Шекспир и Чехов при виде этих засучивших рукава молодцов, готовых взяться и интерпретировать. И как в рекламе: от Владивостока до Калининграда один набор постеров и призывов жить здесь и сейчас, получая все и сразу, так и театре все одинаково смелы и метафоричны. А сидишь где-то в костромском или хабаровском театре – не разберешь, потому что для того, чтобы в хабаровском и костромском сидеть, надо чтобы Гамлет родился в Костроме или в Хабаровске и Треплев, и Тригорин, тогда мы услышим их собственным сердцем и поймем.

Сейчас Аркашкам Счастливцеву и Несчастливцеву нечего скитаться из Вологды в Керчь, они и не заметят, что прошли пол-России. А бывало, театральные завсегдатаи за честь считали доехать до малого городка Советск, бывшего Тильзит, чтобы увидеть лучший «Лес» Островского или «Разбойников» Шиллера. Да и к нам как летели поглядеть на наш спектакль «На всякого мудреца», так он был молод и дерзок. И не мы ли были 20 лет главной пушкинской сценой и пушкинской театральной лабораторией страны? Спасибо основателю и бессменному руководителю Владимиру Эммануиловичу Рецептеру.

Кажется, временами это от бессилия. Раньше говорили о Западе и России: «Два мира – две судьбы». А теперь у нас дома «Два мира – две судьбы», хотя мы из родного «лё православии», и знаем, что «разделившееся в себе царство не устоит». А мы равно в театре, кино, телевидении, литературе одни – в СССР доживаем, другие – в телеканале «Дождь» или «Эхо Москвы» и представляем не граничащие друг с другом России.

Разошлись по одиночествам, а театр – это когда вместе, в одно дыхание. Цивилизованный мир ищет свободы, однополых браков, экстрима… И мы за ним, чтобы в «Вишневом саде» беспрерывно задирать юбки, а в «Мертвых душах» господина Серебренникова как Коробочке опасно припадать к Чичикову. И стыдно, что мы дали повод показывать это нам. Неужели мы стали так малы?

Открыл сегодня последний номер «Театра», а там статья немецкого театроведа Ханса-Тиса Лемана, называется «Постдраматический театр». Пост! И эта статья предваряется словами, что это «новый завет» современного театра. Там написано, «театр, ставший делом меньшинства, больше не находится в центре полиса и больше не может считаться театром национальным, укрепляющим историческую или культурную идентичность».

Вот поглядишь на это и, признаться, от родного нашего Псковского театра при его великой традиции после без малого 10 лет ремонтного молчания хотелось бы открытия поосновательней «Графа Нулина» из чужих краев. Зритель-то ведь не весь из телевизора, есть и воспитанные нашим театром с великими стариками, отмеченными в Пскове мемориальным досками. И заботиться о новом зрителе надо, но не заигрыванием, не массовым переездом в цивилизованное человечество, а уважением своего Отечества и своей великой культуры, на которую мир оглядывался.

Если в результате сегодняшнего разговора провинциальные театры перестанут стыдиться своей провинциальности, как саратовский, что «столичные вот так, а мы отстаем», и покажут нам не бедные копии столичных премьер, а поймут животворящее чудо и единство земли, на которой они стоят, то мы увидим желанное единое культурное пространство России не в унификации, а в роскоши разнообразия, которое Бог дал России. А если возвратят нам русскую театральную школу, которая знала, что долгую жизнь спектаклям обеспечивает только долгая родная русская мысль, а не бегство за щегольством формы, то встречались мы не зря.

Простите.

В.ПУТИН: Спасибо.

Мне, правда, не показалось, что в Саратове они стесняются своей провинциальности. Наоборот, такие бодренькие молодые люди все, уже достаточно профессиональные, на мой взгляд. Опасно бодренькие? А вялые-то нам зачем? Пускай будут бодрые, уверенные в себе. Мне не показалось, что они комплексуют на чем-то, наоборот, они знают, что делают, мне так показалось, знают, что надо делать. И на все вопросы у них ответы есть. То есть у меня создалось впечатление, что там люди-то деятельные, понимающие.

Я только не очень понял, что Вы имели в виду по поводу сегодняшнего спектакля? Вы же критик, Вы решили их покритиковать за это или что?

В.КУРБАТОВ: Критик. Я уже видел, как это называется, тизер, простите, этого спектакля, тизер. Поглядел и подумал: десять лет мы ждали театра нетерпеливо, на цыпочки привстав, он был для нас действительно знаменем, мы в этот театр бегали сломя голову и ночевали в нем, так он был важен, сущностен. И ждали, естественно, что нам либо «Бориса» покажут, либо что-нибудь еще более серьезное, властное, основательное, упорядочивающее. Та самая культурная государственная политика, а не только «Граф Нулин», который будет нежен, прелестен, очарователен, но частен, не для открытия даже театрального Пушкинского фестиваля и тем более не для сегодняшнего определяющего заседания.

Простите.

В.ПУТИН: Понятно. Но это Вы решили Сенина прокритиковать, наверное, правильно, так ему и надо. Чего только представителей власти критиковать, давайте мы и их тоже будем критиковать. Правда, я не знаю, чем Вам «Нулин» не понравился, хорошая вещь, пушкинская, написанная здесь тоже, недалеко от Пскова. Он сам сказал, что за два утра написал, по-моему, это произведение, это такая пародия на пародию, на Шекспира. Мне кажется, что это любопытно, интересно.

Так как Василий Георгиевич его прочитает, интересно, мне кажется, посмотреть. Это совсем не значит, наверное, уверен даже, что и у Сенина Василия Георгиевича, и у его коллектива есть все возможности показать зрителю, не только псковскому, кстати говоря, а всему северо-западу и всей стране и другие вещи, и не пародию на Шекспира пушкинскую, а самого Шекспира. Они вполне в состоянии это сделать. И уверен, это будет сделано, конечно.

Спасибо Вам большое.

В.КУРБАТОВ: «Сидел, написал и смутился отчасти, смутился, что написал в тот день, когда 14 декабря на площади». Сегодня то же самое, странная опасность – мы ставим «Нулина», а площадь стоит 14 декабря где-то там. «И нет Трубецкого» – говорит она.

В.ПУТИН: Так получилось. История такая.

Пожалуйста, Константин Юрьевич Хабенский.

К.ХАБЕНСКИЙ: Уважаемый господин Президент! Дорогие коллеги!

Я постараюсь быть лаконичным, кратким, но извините, если я буду сбиваться, потому что я представляю в некотором роде экспериментальное детище, которое я сам создавал и которое существует уже четвертый год, – это детские студии творческого развития. Прошу не путать с театральными детскими студиями. В чем была идея? Мы разговариваем о воспитании нового поколения, об основе государственной культурной политики. Мне кажется, это очень правильно, я вовремя и к месту приехал.

Всем понятно, ни для кого не секрет, что у моих коллег на так называемой территории театральной провинции намного меньше возможностей и вариантов для самореализации. Это было, это есть на сегодняшний день, что у возрастных коллег, что у тех, кто только выпустился, что у среднего поколения.

Изначально была придумана такая вещь. На базе самой обыкновенной школы в городе, где есть театр (предположим, город Екатеринбург), пригласить моих коллег актеров, режиссеров, театральных педагогов, команду из восьми человек (так мы начинали, по крайней мере) заниматься во внеурочное время на базе этой самой школы с теми самыми детьми, которые ходят в эту школу, театральными дисциплинами. Три основные дисциплины – актерское мастерство, фантазия, пластика, художественное слово. Дальше уже в зависимости от того, как дети захотят. Для детей это абсолютно бесплатная история. Актеры получают еще плюс ко всему какое-то денежное вознаграждение, компенсацию.

Так мы начали. Так мы начали в Казани и в Екатеринбурге. И через год, я сам набрал команду, я сам участвовал в первых уроках, это, естественно, систематические занятия, и через год я понял, что все это работает и работает грандиозно. Это не только мое наблюдение, это наблюдение моих коллег, которые занимаются с детьми, и это наблюдение самих директоров и учителей школ. Школы перевернулись.

Дети, во-первых, друг с другом передружились, потому что это разные возрастные категории, дети стали совершенно по-другому мыслить, отвечать, общаться. То есть они стали превращаться в свободных, умных, думающих, умеющих излагать свои мысли людей. Это меня порадовало, и мы решили: не замахнуться ли на Вильяма нашего Шекспира? На сегодняшний день в восьми городах существуют подобные студии – это Екатеринбург, Пермь, Нижний Тагил, Уфа, Казань, Новосибирск, Воронеж, Санкт-Петербург.

На сегодняшний день мы провели два фестиваля российского значения, где все восемь городов собирались в одном месте. Мы закрывались, это были закрытые фестивали, но там присутствовала пресса, и присутствовали мои коллеги, которых я считал необходимым пригласить в качестве гостей и экспертов. Мы проводили достаточно плотную неделю общения, показов, импровизаций, тренингов и так далее.

Кстати, большой эпизод «Ёлки-3» снимался в этом году в Уфе на фестивале. Тимур Бекмамбетов приезжал, и все наши студийцы, а это 500 человек, одели пуховики, и мы ночью засыпали Уфу снегом и снимали эпизод из «Ёлки-3». Это тоже для них очень интересное общение.

Но основная задача студии творческого развития и всех педагогов, а на сегодняшний день это 130 человек, детей-студийцев на сегодняшний день уже более 2500 в этих городах, основная задача студии – не навреди, как у врачей. Не навреди, не испорть ребенка актерством, не превратить их в картонных, в плохом смысле, самодеятельных каких-то маленьких людей, которые выходят и говорят текст. Нет.

Вот именно через наши дисциплины, именно через вот этот инструмент, которым владеют мои коллеги, очень хорошо причем владеют на периферии, мы вскрываем тот потенциал, который по тем или иным причинам пока спит или ждет своего выхода. Как человеческий, так и творческий потенциал людей, которые выйдут через какое-то время из стен школы, а студия действует со 2 по 10 класс, выйдут из стен школы свободными, веселыми, легкими, думающими, умеющими красиво излагать свои мысли людьми, с которыми нам с вами придется общаться, которые будут через какое-то время о нас заботиться.

Даже и слава Богу, я сейчас наблюдаю за этим, очень небольшое количество стремится в театральные институты. Я всегда родителями говорю, перед тем как мы начинаем учебный год, что мы не готовим для поступления в театральные вузы страны. Мы берем на себя некоторую нагрузку, которую не берет на себя семья, которой не хватает в школе.

Вот это уже, скажем так, наша прослойка. И даже если часть из них, маленькая толика пойдет в театральный институт, и они уже знают, на что они идут, потому что они проходят достаточно большой курс занятий, остальные будут заниматься другими профессиями, но они будут понимать, что есть такое фантазия, что есть такое творчество, что есть такое театр, как мне кажется, в хорошем понимании этого смысла.

Все. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое. Интересный очень опыт, полезный очень.

К.ХАБЕНСКИЙ: Можно я секундочку еще? На сегодня восемь городов, просто физически я уже не могу объезжать и расширяться, но в очереди стоят еще несколько городов… Уфа, Казань, Новосибирск на сегодняшний день, в Новосибирске два дня назад мы открыли общегородскую студию, где не только дети из конкретной школы, где уже дети со всего города приезжают, и они занимаются, и они рвутся, я не побоюсь этого слова. Хотят еще Нижний Новгород, хотят Иваново, хотят Волгоград, Владивосток, Хабаровск.

Это, конечно, интересно, если бы… Мы готовим методику. Это не так просто, потому что, с одной стороны, это напоминает чем-то дворцы пионеров, а с другой стороны, дворец пионеров – это были разрозненные секции, кружки, а у нас единая программа из нескольких потоков из разных дисциплин, но которые формируют и бьют, скажем так, в одни ворота.

В.ПУТИН: И что?

К.ХАБЕНСКИЙ: И все.

В.ПУТИН: Нет, я понимаю, что еще несколько городов…

К.ХАБЕНСКИЙ: Можно попробовать разработать методику для федеральной программы вот таких вещей, чтобы заполнить пространство молодого зрителя и молодежи, скажем так.

В.ПУТИН: Спасибо, это хорошая идея.

К.ХАБЕНСКИЙ: Спасибо.

В.ПУТИН: И думаю, что надо будет посмотреть, на уровне министерства, как методические вещи, нужно будет обработать и в регионы туда передать. Но дело в том, что я нисколько не сомневаюсь, сама по себе идея, она очень хорошая и судя по всему… не судя по всему, а действительно развивается хорошо, важно еще, кто делает.

К.ХАБЕНСКИЙ: На сегодняшний день пока хватает сил и времени отвечать за каждого педагога, который занимается с детьми. Я лично.

В.ПУТИН: Я вот про это и говорю. Именно это и имел в виду.

Спасибо большое.

Так, пожалуйста, Евгений Витальевич.

Е.МИРОНОВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Так получилось, что Театр наций, кроме того что занимается выращиванием молодых режиссеров и своей репертуарной политикой, мы плотно работаем с театрами малых городов. И мне хотелось бы поговорить на эту тему. Я очень благодарен, что именно сегодня на совещании можно затронуть подробно эту важнейшую тему.

Незачем, наверное, рассказывать, что такое театр в малом городе, где, бывает, что нет современного кинотеатра, музея или даже торгового центра, единственным культурным, общественным центром остается театр. И это прекрасно, что мы можем сегодня поговорить. Я хотел бы на примере Театра наций просто поделиться и победами, и проблемами, которые существуют в этой области.

С помощью, конечно, Министерства культуры мы проводим такие и семинары, и целые программы поддержки театров малых городов. Мы отправляем туда молодых режиссеров или педагогов, в эти театры, где, во-первых, повышается уровень вообще мастерства актеров, режиссеров. Кроме этого они знакомятся с новой драматургией, разрабатывают какие-то пилотные спектакли, а потом из этого вырастает спектакль, который входит в репертуар этих театров. Таким образом, репертуар этих театров обновляется. И это достаточно серьезная, большая работа.

Есть проблема такая в том, что молодых режиссеров, которые заканчивают ведущие наши ЛГИТМиК, или МХАТ, или ГИТИС, необходимо все-таки каким-то образом поощрять, какие-то должны быть гранты для того, чтобы они туда ездили. Не только фанатики, есть тут, присутствуют, замечательные ребята, которые возглавили уже театры в провинции и здорово работают, но необходимо все-таки какие-то гранты создать для того, чтобы они на это время активно работали там в провинции.

Дальше. Важнейшей частью этой программы является фестиваль. Фестиваль театров малых городов России. Он уже объединяет практически всю нашу страну. И попасть туда – это очень важно для этих театров. Они готовятся целый год. Фестиваль этот стал ежегодным. И мы его провели в Лысьве, несколько лет (Лысьва – это в Пермском крае), в городе Балаково Саратовской области, в Пятигорске Ставропольского края, это было в мае месяце.

В этом году мы хотим сделать это в Коломне Московской области, по месту победителя предыдущего фестиваля. И очень было бы важно, Владимир Владимирович, если бы Вы приехали. Вы сейчас сказали о том, что это наше сегодняшнее заседание должно сигнализировать всем о том, что эти проблемы, достаточно отложенные надолго в ящик, в долгий, вдруг мы можем их достать. А проблема театров малых городов, она назрела. Таких городов очень много. Если бы Вы приехали на открытие этого фестиваля в Коломну, это все-таки поближе, было бы очень здорово. Я был бы Вам от всех театров малых городов очень благодарен.

Так вот этот фестиваль очень интересное дело делает. Во-первых, кроме того, что учатся и общаются между собой художники, артисты, в этих городах инфраструктура налаживается. Так получается, что большие начальники… Вообще, это отдельный разговор, я с Валерием Владимировичем Фокиным согласен, непонимание на местах: что такое вообще, а особенно в тех местах, где нет театров, – они не понимают, зачем это нужно. И любое проявление в этом смысле либо пресекается, либо если повезло, тогда это как-то поддерживается. Но в большей степени это борьба, и такая борьба на выживание.

У меня много с разных сторон обращений из замечательных театров. Есть прекрасные примеры, когда эти театры общаются. Например, в Лысьве Пермского края после пожара театр восстановили к фестивалю. В Балаково сделали ремонт. Сейчас же некоторые театры просто пользуются тем, что «сделайте у нас этот фестиваль, для того чтобы поправить своё положение». Где-то это возможно, где-то нет, но тем не менее такая специфика существует.

Есть прекрасный, замечательный пример – это Елец Липецкой области: театру 20 лет, сейчас сделали ремонт, режиссёр молодой тоже из нашей лаборатории. В Тобольске и в Тюменской области тоже заканчивается строительство, в Таре – мы знаем прекрасно. В Каменске-Уральском прекрасный театр, хочу просто обратить внимание, в хорошем состоянии. У них нет своего помещения, они арендуют во дворце культуры, их оттуда тоже периодически выгоняют, но обещают помочь. Если с нашей стороны будет какая-то помощь или, может быть, опять на телевидении вдруг попадёт это в эфир, на месте помогут, – было бы очень здорово.

Такие проявления нужно только поощрять. Это зёрна, из которых потом вырастают настоящие коллективы. А это значит, что эти коллективы ездят по области, по районам, и получается, что они объединяют культурным образом всю территорию.

Я говорил о том, что в регионах огромная финансовая зависимость, творческая составляющая, от подхода руководства области. Бывают вопиющие случаи, мы их все знаем. Последний был – а может, уже и не последний, может, я не в курсе – в Тюменской области, где все театры и филармонии были под благовидным предлогом «оптимизация управления» объединены в одно объединение. Это свидетельствует о полном непонимании специфики нашего дела вообще. То есть можно одним ударом топора разрушить то, что делалось годами. У каждого театра, организации, филармонии своя стратегия, свой зритель, свои задачи в конце концов, и это очень важно. И вдруг это – раз, и всё.

Я не могу не сказать о том, что при всех плюсах, конечно же, остаются тяжелейшие проблемы, острейшие, – социальные. Мы сделали перед этой встречей мониторинг многих театров, по крайней мере, участников фестиваля малых городов, о том, какие проблемы существуют. Они все одинаковые.

Безусловно, это общежития, потому что невозможно пополнять труппу новыми артистами, новыми кадрами. Нет общежитий. И честно говоря, на зарплату, которая 7–12 тысяч в основном, средняя зарплата артистов, снять жильё невозможно, и театр помочь не может. Сейчас в связи с тем, что заработная плата повысилась, это очень здорово, она повысилась существенно, где-то на 20, а где-то на 30 процентов, но выросла другая большая проблема на самом деле, потому что эта заработная плата должна увеличиться за счёт оптимизации самого театра.

Театр может повысить зарплату, только сократив деньги на постановки спектаклей. Если это так, а в малом городе, вы понимаете, что малое количество зрителей, и репертуар должен меняться достаточно быстро, получается, сокращается количество спектаклей. Я знаю, что тут сидит Олег Лоевский, он недавно приехал, только что вчера был в Якутии, там тоже к этому воплю и обращению сюда, к нашему Совету, присоединились коллеги, которые сказали, что год они продержались, но больше не знают, продержатся или нет. Такая проблема существует, и чиновники откровенно говорят о том, что «сокращайте труппу». Для того чтобы выполнить это указание – сокращайте труппу, и всё будет нормально. Но вы понимаете, что это приведёт просто к умиранию театра в этом конкретном месте, который иногда по 20, по 40, по 50 лет развивался и жил.

Очень здорово, что Министерство культуры наконец-то разработало потрясающую – просто глоток воздуха будет – целую организацию по поддержке гастролей. Очень здорово. Важно, конечно, понять, что она не должна сводиться только к гастролям звёзд или столичных знаменитых театров в провинцию. В первую очередь, безусловно, театры региональные, провинциальные, особенно малых городов, ждут обмена между собой. Для них это, поверьте мне, гораздо важнее, чем приехать в Москву, несмотря на то что Москва – это тоже очень важно, важно и для статуса не только театра, для статуса города, когда у них театр приехал с отчётными гастролями, – это было в советские времена, – если, конечно, есть что показывать.

Я, простите меня, пользуясь случаем, хочу сказать, что мы говорили о «театральном квартале», это место называется Театр наций, «театральный квартал», для того чтобы было место или именно площадка для таких гастролей региональных коллективов или, скажем, национальных коллективов в Москве. Пользуясь случаем, мы переговорили о том, что там сейчас немножко застопорилось дело, потому что Игорь Шувалов собирал совещание, и Минэкономразвития, и Росимущество, – всё идет к постановлению Правительства, но застопорилось из-за странного дела: три гаража на нашей территории, которые принадлежат не нашему театру. И никто не может ничего сказать, что с этим делать, потому что хозяева этих гаражей – это МХТ имени Горького – не идут ни на какие, так сказать, условия. Общее дело, честно говоря, жалко, что может погибнуть.

Я знаю, что Вы сказали про Грозный, про то, что будет включение. Мы там были на гастролях. Действительно, это очень здорово, прекрасный театр. Хочется только пожелать им того, чтобы там было искусство настоящее и чтобы они приезжали на гастроли. Я знаю, что грозненский театр, скорее всего, не этот, а национальный, был в Париже два раза по приглашению Мнушкиной. Это прекрасно. Но надо заехать в Саратов, в Волгоград, в Тюмень. Это было бы очень круто, потому что связь распадается. Мы проводили фестиваль в мае месяце на Северном Кавказе. Это было сложно, но интересно, потому что, как сказать, понять объём того, что распались эти нити, распались по нелепым каким-то вещам…

Я бы очень просил дать слово, если потом получится, Олегу Лоевскому, он по этой теме имеет конкретные предложения, по тому, как учились раньше, были специальные курсы из этих республик, которые потом туда выезжали, становились театрами, коллективами. Прервана эта нить. К сожалению, такие одноразовые акции, которая была у нас, они что-то дают, но очень мало.

В.ПУТИН: Спасибо.

Я не понял, чьи гаражи-то мешают развиваться? Они кому принадлежат на этой территории?

Е.МИРОНОВ: Эти три гаража, три постройки, гаражами трудно их назвать, потому что ничего не хранится практически, они принадлежат МХТ имени Горького.

В.МЕДИНСКИЙ: Можно я прокомментирую, Владимир Владимирович?

В.ПУТИН: Пожалуйста.

В.МЕДИНСКИЙ: Там действительно грандиозная идея и золотое место для развития театрального квартала.

В.ПУТИН: Да, я в курсе, я ж там был.

В.МЕДИНСКИЙ: Да, но там находятся три гаража театра Дорониной. Я, честно говоря, пролазил сам эти подвалы и все эти гаражи, но так как мы имуществом не распоряжаемся, это Росимущество, то решить этот вопрос можно только на уровне или добровольного отказа Дорониной от имущества – мы предложили им мену: гаражи на подземные места, – либо постановлением Правительства. Вот бессмысленный тупик.

В.ПУТИН: Какой же тупик, если Вы предлагаете альтернативу?

В.МЕДИНСКИЙ: Она отказывается. Она говорит: пусть мне прикажет Правительство.

Е.МИРОНОВ: Или Вы, Владимир Владимирович. Она так и сказала: или Правительство, или Владимир Владимирович.

В.МЕДИНСКИЙ: Она сказала, что только два человека: Правительство или Владимир Владимирович, всё.

В.ПУТИН: Правительство – это не человек, это организация.

Е.МИРОНОВ: Она об этом не знает.

В.ПУТИН: Нет, она в курсе.

Давайте поговорим. Видимо, есть какие-то у неё сомнения по поводу этого…

Е.МИРОНОВ: Она думает, что её могут обмануть. Но мне кажется, что надо дать слово.

В.ПУТИН: Она правильно думает на самом деле. У неё большой жизненный опыт.

Е.МИРОНОВ: Но я за этим очень слежу. Нельзя обмануть, это невозможно, это неправильно, это принадлежит не нам.

В.ПУТИН: Это неправильно, но это бывает. Поэтому ей нужен не просто разговор, ей нужны гарантии какие-то. И она полагает, что если на таком высоком уровне будет сказано, то уж будет исполнено. Давайте поговорим. Только Вы мне предварительно скажите, что Вы реально предлагаете, что будет там сделано, чтобы действительно то, что обещано, было бы исполнено. Потом расскажете.

Женя, а что в Тюмени, я не понял? Объединили все театры в театральное объединение?

Е.МИРОНОВ: Да.

В.ПУТИН: И что, это ущерб нанесло? Это же не творческое объединение, это наверняка чисто административно-хозяйственное, которое ставит цель минимизировать, видимо, расходы. Что там реально произошло?

Е.МИРОНОВ: Есть Сергей Владимирович, который может сейчас конкретно ответить по этому вопросу. Правильно я понимаю, Сергей Владимирович?

В.ПУТИН: Пожалуйста.

С.РАДЧЕНКО: Добрый день, Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Взгляд изнутри. На самом деле у нас замечательный губернатор, он умеет слышать и слушать, потому что эта идея объединения... Действительно сейчас этот процесс запущен, и он реализуется на базе трех театров: это Тюменская драма, Тюменский театр кукол и наш Тобольский театр, плюс филармония и ДК «Нефтяник».

Идея какая? Объединяется именно материально-финансовая часть. И театры, и филармония, и ДК входят как структурные подразделения. То есть уже внесены коррективы, и сейчас, по сути дела, на творческую составляющую никто не посягает.

Допустим, в этой ситуации наш Тобольский театр в большой выгоде, потому что, пользуясь случаем, хочу сообщить о том, что закончена хорошая реконструкция здания театра, которая длилась три года и три месяца. В конце февраля, буквально 27–28-го, мы получаем очень достойное здание с хорошим обеспечением по звуку и по свету. Потрачены на это солидные бюджетные средства, выделенные правительством Тюменской области, сумма чуть больше миллиарда, это солидно.

В.ПУТИН: Прилично. На эту реконструкцию было истрачено сколько? Где-то 600, плюс 150, где-то 800, около миллиарда, меньше миллиарда на Псковский театр.

С.РАДЧЕНКО: И сейчас мы получаем очень достойное здание.

Я думаю, что буду прав, и тоболяки меня поддержат, – огромное спасибо Вам за внимание к Тобольску, потому что Ваш мартовский визит 2006 года буквально город возродил. И новый импульс – это осеннее посещение, запуск «Иртышполимера», это новый виток в развитии города.

Сейчас всё выстраивается, мне кажется, с большой пользой. У нас бюджет театра увеличился на 30 процентов по сравнению с 2013 годом. Правительство Тюменской области дало добро на реализацию различных проектов, которые связаны с привлечением внимания опять же к проблеме театров малых городов России.

Можно об этом уже сказать или нет? Или про 2015 год, допустим?

Е.МИРОНОВ: Скажи сейчас про проблемы, про объединение. Это сейчас очень важно.

С.РАДЧЕНКО: Скажем так, поставлена новая задача, и мы должны её максимально…

В.ПУТИН: Знаете, Вы не бойтесь испортить отношения с Владимиром Владимировичем, не со мной, а с губернатором Тюменской области. Вы скажите, есть проблемы в связи с этим чисто хозяйственным и финансовым объединением? Творческому процессу нанесён какой-то ущерб или нет? Я просто тоже хочу понять.

С.РАДЧЕНКО: Сейчас я не могу сделать однозначный вывод, честно признаюсь, как на духу, потому что, я говорю, огромный большой плюс – это консолидация и материальной части, и финансовых ресурсов, и именно поддержка и решение проблем в рамках объединения, потому что эта идея всё равно витает в воздухе.

Вот конкретный пример по тому, как развивается театр в регионе. Министерство культуры объявило конкурс о поддержке гастрольных проектов. В 2013 году мы выиграли этот конкурс, включили 19 муниципальных районов юга Тюменской области с показом 21 спектакля. Это вертепное представление, рождественская история, где в основе евангельский сюжет и канты Дмитрия Ростовского. Этот спектакль мы показывали как раз в Лысьве на фестивале театров малых городов России.

Деньги, выделенные Министерством, привлекли ещё дополнительные средства – уже правительства Тюменской области. Это позволило нам включить в гастрольную афишу все муниципальные районы юга Тюменской области, каждый район. С районами заключили договоры о взаимодействии. Таким образом, показано в результате 45 спектаклей, 12 тысяч посещений.

В.ПУТИН: Понятно. Надо всё равно посмотреть, какой результат с точки зрения творческой составляющей. Ведь Евгений Витальевич, когда выступал, сказал о том, что ставится задача оптимизации, и только в этом случае речь идёт о повышении заработной платы.

Действительно, нужно говорить об оптимизации. Вы знаете, у нас и в здравоохранении, и в образовании, и в культуре есть что оптимизировать. Но, конечно, при этом нужно делать всё с умом, с тем чтобы не наносить ущерба, а сделать что-то лучше. Может быть, в Тюмени предпринята такая попытка: не сокращая творческие коллективы, сократить за счёт объединения финансово-хозяйственной части расходы на аппарат.

Я не говорю, что там всё идеально, и я вообще об этом первый раз здесь услышал от вас, просто надо посмотреть, как это работает. Если не работает, то тогда не распространять это. Если это работает, то понять как. В общем, надо посмотреть, потому что нужно искать возможности вот этих оптимизаций не за счёт творческих коллективов.

С.РАДЧЕНКО: Да.

В.ПУТИН: Надо взглянуть.

Олег Соломонович, пожалуйста.

О.ЛОЕВСКИЙ: Дело в том, что просто Константин Николаевич из Хабаровска, у них объединили кукольный театр и ТЮЗ. В итоге один театр гибнет, а второй кое-как выживает. Вот этот опыт.

К.КУЧИКИН: Да, семь лет мы работаем. Найти возможность руководить двумя театрами и управлять двумя театрами административно и творчески нет никакой возможности. Это я точно говорю. Театры должны работать автономно, отдельно друг от друга.

Один коллектив развивается нормально – ТЮЗ, а театр кукол находится в плачевном положении, тем более наша отдалённость и кадровые проблемы. Нет возможности одному человеку сосредоточиться на проблемах двух театров, это невозможно. Отец должен быть один, в одной семье должен быть отец, на две семьи жить нельзя.

В.ПУТИН: Вместе запрячь нельзя коня и трепетную лань.

К.КУЧИКИН: А на три, как в Тюмени, или на четыре, на пять семей невозможно.

В.ПУТИН: А вот Олег Павлович считает, что можно. (Смех.) Пожалуйста, Олег Павлович.

О.ТАБАКОВ: Я бы для начала хотел приободрить коллегу Курбатова. Не надо бояться постмодернизма, я запевку с этого начну. Люди, исповедующие эту эстетическую веру, среди них есть немало талантливых, полноценных, а главное – вполне успешно реализующих себя людей.

Второе. Маленькая реплика. В Москве есть два МХТ – женский и мужской. Таксисты спрашивают: вам в какой? Так вот, понимаете, не то чтобы я хочу упрекнуть сливающие администрации в один узел в городе Тюмени или в каких-то иных сибирских городах, но это не выход из положения. Это, так сказать, либо словоблудие, либо, в общем, равнодушие, потому что, если говорить всерьёз, не назначения и перемещения обновляют театр, а театр обновляет создание спектаклей, которые хотят видеть все.

Не зря, наверное, Константин Сергеевич Станиславский и Владимир Иванович Немирович-Данченко, особенно в первый год их, так сказать, творческого тандема, так часто пишут друг другу: скажи, а у этого спектакля будет успех? а вот у этого? а у того, который летний, он будет иметь успех? Это же как-то нехорошо, когда мы смахиваем это или хотим этому противопоставить нечто иное.

Это вот пусть режиссёр, знаменитый в Европе, Васильев, утверждает: да не важно, сколько у меня зрителей! Это ложь. Ложь, либо от кокетства возникающая, либо, может быть, я как старик говорю, иногда подступает, понимаете, бессилие. Не надо этого тоже стыдиться. Лечиться надо от бессилия.

Так вот, как говорится, чуть-чуть, может быть, ещё хотелось бы сказать. Понимаете, если говорить о проблемах, перед русским театром стоящих, они очень серьёзные. Мы потеряли целое поколение режиссуры. Поколение! 25 лет тому назад я мог назвать Володю Пахомова в Липецке, я мог назвать Наума Орлова в Челябинске и так далее.

Я могу сейчас назвать только Марчелли. Не потому, что он здесь сидит, а так уж как-то получилось. А ведь это очень серьёзные проблемы, на самом деле очень серьёзные проблемы. Главные режиссёры: на них не учат, а нынешнее поколение молодых режиссёров чурается ответственности. Оно предпочитает опылить этот цветок, опылив его, перелететь на другой цветок, там что-то сделать, и так далее.

Это не одно и то же. Театр – это кропотливая работа, как говорится, как с плодовыми деревьями, будет год урожайный, а потом будут два года неурожайных, а потом будет такой урожайный, что все скажут: дай мне семена, дай мне семена… Ну и так далее.

Я ещё, может быть, так говорю, потому что я на старости лет, выжив из ума, четыре года тому назад основал школу. В этом году будет первый выпуск. Это я к тому говорю, что не разговаривать надо, а надо дело делать, господа.

Отрицательный герой из пьесы «Дядя Ваня», во всяком случае, в советских постановках «Дяди Вани» он всегда был отрицательный, профессор Серебряков, так вот он очень трезвую мысль высказывает: «Надо, господа, дело делать». И не ждать, когда обучат, не важно где. А если нет, то надо это делать.

Может быть, отчасти предостеречь хочу Константина Юрьевича. Довольно долго меня уговаривали, а потом наняли за деньги ученики такого знаменитого, постараюсь покороче, американского методолога и педагога Ли Страсберга.

Была целая группа: Стелла Адлер, Боб Луис, Ли Страсберг. Они пришли в 1924 году на спектакль Московского художественного театра и заболели. И жизни положили, в общем, на то, чтобы попытаться следовать по этому пути. И кто-то достиг успехов.

А когда Ли Страсберг помер, то его вдова сразу сказала: «А почему мы только 42 человека набираем в летнюю школу? Надо набрать в три раза больше». И в течение трёх лет набирала в три раза больше и разрушила всё что было.

И вот эти известные ученики Ли Страсберга: Роберт Де Ниро, Мерил Стрип, Дастин Хоффман, Харви Кейтель, Аль Пачино – они уговорили и наняли меня попытаться им помочь, разобраться, что происходит. Так происходит очень простой процесс. Они не хотят учить, названные мною коллеги, они за большие деньги снимаются в кино, а учить – это очень сложное занятие, если ты порядочный человек и если ты не только за деньги это делаешь.

У меня есть какой-то определённый опыт, я не стану его пересказывать, но, понимаете, руководительница драмкружка Саратовского дворца пионеров, из которого я вышел, дала русскому театру 186 актеров. И когда она померла, мы без единого рубля государственной поддержки поставили ей памятник. Так что, как это говорится, всё зависит от того, как сделать. Понимаете?

Может быть, мне как-то помогает «ВТБ-24», но мы ездим по стране, на самом деле по всей стране: от Калининграда до Владивостока, мы отбираем, слушаем, набираем, потом собираем этих людей и на деньги Михаила Задорнова везем их в Москву в количестве 120 человек. Я имею в виду людей, оканчивающих 9‑й класс, то есть первая часть среднего образования.

И потом 120 человек приезжают в Москву, 24 из них принимаются в школу, а 96 – опять-таки на деньги «ВТБ-24» – отправляются домой. Что получится из этого? Ждать осталось недолго – в этом году будет первый выпуск и, конечно, трудоустройство. Ничего не хочется говорить о радостях. Но, понимаете, это понятие «а кто же учит?»… Я понимаю, что Константин Юрьевич оговаривает, что это, дескать, не то чтобы готовят в артисты, а душу пытаются вырастить, поднять дух и так далее, но поверьте, что очень важно, кто и как учит.

Когда я начинал учить – правда, Женя, не из первой студии, – я после первых занятий, четырех-пяти-шести, я не знал, что им говорить, стыдился этого, отшучивался и сбегал, а потом постепенно научился. И среди учеников есть вполне серьёзные и востребованные, скажем, смежным искусством – кинематографом. Шахназаров может подтвердить количество учеников, которые там зарабатывают деньги.

Так что, подытоживая, что ли, хочется сказать: да, конечно, государство, но сами мы должны делать это. И «никто не даст нам избавленья – ни Бог, ни царь и ни герой. Добьёмся мы освобожденья своей мозолистой…». И так далее. Это в самом деле так, никак не по-другому. И не надо ждать, что кто-то, Мединский, совершит фокус и обучит 10 главных режиссёров, нет. У меня и в «подвале» есть уже человек, и во МХАТе есть два человека. Так что это всё сугубо практическое занятие.

Мне повезло в том смысле, что я довольно рано получил экономическую независимость, благодаря кинематографу, конечно. Но, ещё раз говорю, не перекладывать на чужие плечи. Никакое государство нам не обучит главных режиссёров. Если мы их не вырастим, если мы им не будем прикрывать спину определённое время, когда они становятся на ноги…

Извините, что я так задержался, но, понимаете, некоторые высказывания, которые прозвучали здесь, они как-то всё больше на Вас перекладывают. А я так думаю: ну что же такое, у него же и так забот хватает и без этого. Конечно, заботьтесь и дальше так, Владимир Владимирович. Вот дали новую технологию Московскому художественному театру, только два театра в Москве обладают этими технологическими возможностями, а уж что будет в результате освоения и технологических возможностей, это в зависимости от того, что дано от Господа Бога и от папы с мамой.

В.ПУТИН: Спасибо большое, Олег Павлович.

Я хочу вернуться к тому, с чего начали эту часть дискуссии, о чём Евгений Витальевич сказал.

Вы знаете, дело ведь не только в этой отрасли, не только в культуре, но и в других отраслях у нас что часто происходит? Мне приходится в последнее время, вы видите, заниматься очень много оборонкой. Вот так называемая тыловая часть в разных силовых ведомствах у всех своя. Условно говоря, один и тот же пистолет покупают по совершенно разной стоимости разные ведомства.

Я думаю, что здесь в Тюмени попытка уйти от этого состояния, как раз оптимизировать расходы на театральное дело, не уменьшая творческие коллективы, а сократив расходы на вот эту административно-финансовую составляющую. Может быть, как коллега сказал, Константин Николаевич, в Хабаровске это не очень идёт либо таким образом организовано, что неэффективно. Потому что действительно, одно дело – филармонией руководить, другое дело – кукольным театром. Здесь есть, конечно, своя очень мощная специфика, и нужно внимательно ко всему подходить. И вот то, что сказал Олег Павлович, всё зависит от того, как делать, – вот это важно.

Поэтому нужно просто посмотреть, можно ли это делать в сфере культуры вообще, а если делать, то каким образом. Но посмотреть нужно внимательно.

Мы с вами уже упоминали о ситуации на Кавказе. И я попрошу включить нам Грозный. Марисултанов Али Ибрагимович – главный режиссёр Государственного русского драматического театра имени Лермонтова. Пожалуйста, Али Ибрагимович.

А.МАРИСУЛТАНОВ: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, участники совещания!

Русский театр Чеченской Республики открыт в 1938 году, и с 1941 года Русский государственный драматический театр в Грозном носит имя великого русского поэта Лермонтова.

Мы, Владимир Владимирович, благодарны Вам сегодня, не только коллектив Русского драматического театра, но и всё население республики, за столь прекрасное здание, в котором мы сейчас находимся. Если говорить о каких-то технологических параметрах, если говорить о развитии театрального дела в России, только что мой коллега говорил о технологии театрального искусства.

Дело в том, что театр – Государственный русский драматический театр, если возьмём технологические стороны, то зеркало сцены нашего театра составляет 11 метров, 18 метров – глубина, 500 посадочных мест, 7 софитов, включая выносной софит. Это очень важно, потому что технологическая сторона, параметры театра – это очень важно с той точки, что к нам в любое время могут приехать любые театры: как драматические театры, так и музыкальные театры, – потому что у нас на сцене существует оркестровая яма. Поэтому с этой стороны мы готовы принимать и уже принимаем с гастролями театры, в частности Москвы, сами бываем на гастролях – вся эта работа ведётся.

Вы правильно сказали, когда Вы упомянули о социальной значимости вообще театра, в частности репертуарного театра, классического русского драматического театра. Мы все понимаем, что театр – это прежде всего, Вы в своём выступлении говорили, слово, а слово – это всегда культура этого народа, а культура народа, как известно, – это всегда религия. Театр – это место, где воспитывается человеческое сознание, театр – это место, где воспитываются человеческие чувства, где воспитывается подрастающее поколение.

Если говорить о текущем репертуаре театра, то сегодня со дня открытия нового Государственного Русского драматического театра нашей республики, уже за неполные два года у нас в театре сыграно пять премьер. В феврале ожидается премьера по известной пьесе Чехова «Лебединая песня».

И ещё одна премьера – поэтический спектакль по поэме Роберта Рождественского «Реквием». Дело в том, что эту постановку мы решили посвятить участникам Великой Отечественной войны, отдавая дань памяти нашим отцам, которые не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны.

Если говорить о развитии театрального искусства вообще в республике, дело в том, что на базе уже Русского театра работает театральная студия, на базе Русского театра работает государственный симфонический оркестр, на базе театра работает ещё молодёжный театр. Дело в том, что на базе Русского драматического театра уже сыграны два дипломных спектакля студентов государственного университета, актёрского отделения.

Я Вам очень благодарен, что Вы в своём выступлении затронули репертуарный театр. Ведь театр, именно драматический театр, всем это известно, мы знаем, что это душа, это душа русского народа, потому что здесь исполняется самая лучшая драматургия, самые лучшие пьесы.

Театр всегда носил воспитательный, очень социальный характер. В этом смысле я Вам должен доложить, что театральное дело в Чеченской Республике развивается и развивается успешно. Мы Вам очень благодарны за Ваше огромное участие в деле воспитания культуры всего нашего государства, в частности театрального дела Чеченской Республики.

В.ПУТИН: Спасибо. Али Ибрагимович, а Вы что планируете в репертуар? У Вас он уже свёрстан, примерно Вы представляете в этом году, что зритель увидит?

А.МАРИСУЛТАНОВ: Владимир Владимирович, дело в том, что, тут правильно было сказано, театр – это прежде всего, конечно же, репертуар. Дело в том, что у нас уже в репертуаре находится и русская классика, и зарубежная классика, и спектакли национальных драматургов. Мы работаем над репертуаром, репертуар – это и есть на самом деле театр. В основном мы свою репертуарную политику строим на классической русской драматургии.

В.ПУТИН: Понятно. Люди ходят в театр?

А.МАРИСУЛТАНОВ: Я с радостью должен Вам сказать, что люди соскучились по театру, люди соскучились по живому слову. Ведь знаете, театр выполняет свои функции только тогда, когда актёр после вечернего спектакля забывает свою душу на сцене, уходит домой, а потом утром бегом бежит за своей душой. Только тогда театр может выполнить свои социальные функции и воспитать подрастающее поколение. Люди ходят. Спасибо Вам за этот вопрос, Владимир Владимирович.

Gogol-Theatre.ru - Коллектив Московского Драматического ТЕАТРА имени Н.В.ГОГОЛЯ
  • Facebook
  • ВКонтакте
  • Twitter
  • Livejournal
  • YouTube
Наш голос - за сохранение репертуарного театра и против силовых методов его превращения в площадку для своеобразных экспериментов
Наш голос - против отношения к актерам, как к крепостным и за право нашего коллектива на открытый конкурс для замещения должностей директора и худрука театра.

©2012 - 2014 Москва.