«Театр ничуть не безделица
и вовсе не пустая вещь.
Это такая кафедра,
с которой можно много сказать
миру добра» - Н. В. Гоголь

Предварительные итоги

02.02.2013 Источник: dik-dikij.livejournal.com, Алексей Битов (poziloy)

Предварительные итогиКак известно, в воскресенье, 3 февраля, должно состояться «торжественное открытие» так называемого «Гоголь-центра». Сразу же, чтобы больше не возвращаться к названию, отмечу, что никакого «Гоголь-центра» в природе не существует.

И в этом нетрудно убедиться, если зайти хотя бы на сайт www.ticketland.ru щёлкните любое название, и внизу увидите надпись: «Организатор: ИНН: , ГБУК г.Москвы "МДТ им. Н.В.Гоголя"».

Получается прямо по Жюль Верну: «произносится «Айртон», а пишется «Бен Джойс»!» (правда, в нашем случае – скорее наоборот). В общем, формально Театр имени Гоголя никто не ликвидировал, а никакого «Гоголь-центра», в свою очередь, никто не утверждал. И если театр существует, в нём должны идти спектакли, а всё остальное – постольку-поскольку, но не вместо основной деятельности. Итак, «перезагруженный» театр возобновляет свою работу; что ж, попытаюсь подвести итоги этого (не последнего) этапа противостояния.

Разумеется, сторонники Капкова и Серебренникова будут бить в фанфары и кричать о своей победе. Не надо ходить к гадалке: после церемониального действа 3 февраля критическая тусовка разразится победными реляциями в самых разных СМИ, не говоря уже о социальных сетях. Кстати, действо и впрямь может получиться: Серебренников как режиссёр плох прежде всего тем, что не умеет ставить цельные спектакли, а тут цельность, как нетрудно догадаться, не обязательна. Но ещё смешнее другое: даже если церемония ограничится жарким сценическим поцелуем Серебренникова с Капковым, и ничего более зрителям не покажут, авторы реляций всё равно напишут, что столь красочного зрелища мир не видел ещё никогда. Работа у них такая, ничего личного; впрочем, поцелуем, уверен, дело отнюдь не ограничится.

Итак, Серебренников с Капковым громогласно объявят о своей победе, это очевидно. Столь же очевидно, что побеждённой стороной оказались мы. Один из гоголевцев так и написал у себя на Фэйсбуке:

«Пришли те, кто оказались сильнее нас. Давайте называть вещи своими именами и не вздрагивать при этом. Пришли те, у кого был ресурс, возможность и желание. Те, кто умел смотреть на Театр на ресурс. Мы так не умели… Они пришли и взяли, потому что смогли взять. И всё, что было – одним махом. Мы боролись, мы старались как могли, многие из нас и сейчас борются и отстаивают. Но административный ресурс можно победить только административным ресурсом. Увы».

И это, конечно, правда. Но не вся.

Надеюсь, никому не надо напоминать, кто в этом конфликте был нападавшей стороной. Понятно, нападавшая сторона ставит перед собой какие-то задачи, и либо выполняет их (успех), либо нет (неуспех). Что на этот раз?

Полистайте, если будет время, августовские и сентябрьские интервью всё тех же Капкова и Серебренникова, и вы без всякого труда обнаружите там их программу из 4 основных пунктов.

1. Избавиться от большей части актёров.
2. Снять весь репертуар.
3. Создать на месте театра некий мультикультурный центр, для чего
4. Перепланировать здание по своему усмотрению.

Выполнены ли эти «задачи»? Как видите, не совсем, и особенно это касается пункта № 1. Вот, скажем, интервью Серебренникова от 19 сентября.

Вопрос: «Это [новая «концепция»] не подразумевает наличия труппы. Что вы будете с ней делать?»

Ответ: «Труппа облегчила мне ответ на этот вопрос, когда заявила, что со мной работать не будет. Я, честно говоря, тоже не горю желанием с ними работать. Так что мы найдем культурный и законный способ расстаться» (www.afisha.ru). Кто-то сочтёт, что это сказано вгорячах, мало ли. Видите ли, были не только слова, но и дела – вспомните, как г.Малобродский в том же сентябре вызывал к себе актёров и предлагал уволиться по собственному желанию? Ну, и?

Нынче, как известно, поются иные песни; сколько известно, в «обновлённом» театре остались все, кто согласился работать с Серебренниковым. Кстати, тех, кто не согласился, Серебренников объявил бездарными, но это он в очередной раз соврал – среди «отказников» есть актёры, которым он сам предлагал с ним работать, причём ещё тогда, когда оставлять намеревался далеко не всех. Кроме того, не исключено, что, когда шум утихнет (если он утихнет), актёров старого театра начнут выживать по одному, но давайте пока не заглядывать дальше 3 февраля.

Как бы-то ни было, выполнить пункт 1 «реформаторам» не удалось; понятно, они этого не признают, но факты – упрямая вещь.

Напротив, пункт 2 выполнен полностью: весь репертуар снят. Снят, заметим, вопреки здравому смыслу: насколько я знаю, часть спектаклей выкуплена, их собираются так или иначе восстановить на других сценах. Добро бы, нашлась хоть какая-то замена всему репертуару, ан нет: с 3 по 28 февраля на главной сцене театра запланировано всего 6 спектаклей плюс 1 концерт, и тишина – в остальные вечера. Их нечем занять, потому что нет спектаклей? Но разве не было бы тогда логичнее не убирать старый репертуар чохом, а снимать спектакли по мере готовности новых, как поступали и Г.Товстоногов, и Ю.Любимов, и М.Захаров?

Как минимум, речь тут идёт о нерациональном использовании государственного фонда, что подчёркивает никчёмность всех воплей об оптимизации и «эффективности». Впрочем, есть иное объяснение: после «торжественного открытия» мифический «Гоголь-центр» закроется на продолжение ремонта. Такой классический брежневский вариант: сдали, отрапортовали – и закрыли на «доработку» (в незапамятные времена так открывалась станция метро «Беговая», чему я был свидетелем).

Итак, пункт 2 выполнен, но выполнен с такой «административной грацией», что лучше бы не делать этого у всех на виду, а втихаря, признаем, не вышло. То же самое и по пункту 4. Незаконность выполненных работ очевидна, а сам факт переустройства здания под нужды конкретного лица за казённый счёт вызывает массу вопросов и не очень коррелируется с недавним заявлением всё того же Серебренникова «это не мое, это не моя собственность» (www.kommersant.ru).

Но есть ещё один вопрос, ответ на который можно будет получить после первого спектакля: что произошло с акустикой зрительного зала, не пострадала ли она? В Театре Гоголя, если кто не в курсе, акустика была отменной, а в умения нынешних гастарбайтеров верится как-то не очень. Но, повторяю, посмотрим (послушаем), а сейчас ограничимся констатацией: пункт 2, вроде бы, выполнен, но проблемы, чего уж там, выявились серьёзные; кто знает, как всё повернётся дальше.

То же самое – и по пункту 4, о котором я, вроде, тоже уже сказал.

Остаётся пункт 3, и по нему ситуация пока непонятная. Обратите внимание, разговоры о прочих (не сценических) мероприятиях под крылышком нового «центра» пока стихли, как по мановению волшебной палочки. Не думаю, что этот проект закрыт – скорее, его отложили на некоторое (видимо, небольшое) время. Но блицкрига, о котором мечтали в августе-сентябре те же «борцы с рутиной», опять-таки не получилось, сколько бы они теперь ни трубили о своей победе.

И ещё несколько моментов. Прежде всего, не могу не признать ошибку: мы слишком увлеклись обсуждением Серебренникова как несостоятельного театрального режиссёра, а ведь это в данной ситуации – отнюдь не самое главное. Кого бы ни назначили худруком (а тут Капков мог принять любое решение, лишь бы оно соответствовало неким формальным критериям), дело не в персоналии, а в концепции, и разговоры о серебренниковской режиссуре лишь уводили нас в сторону от основной темы.

Простой пример: Калигула назачил сенатором коня, а если бы он назначил человека, обуреваемого лишь двумя желаниями – пожрать да поржать, что изменилось бы по сути? Тем более, времени поговорить о сомнительного качества спектаклях впереди у нас будет достаточно.

Теперь о негативном побочном эффекте. Отечественным «реформаторам» не удалось обойтись не только малой кровью, но и сравнительно небольшими деньгами. До кучи напомню и о «спонсоре»», о котором Серебренников не так давно поведал газете «Метро»: речь идёт о РАО РЖД. На всякий случай, из Википедии, статья «Российские железные дороги»: «Единственным акционером общества является Российская Федерация. От её имени полномочия акционера осуществляются Правительством Российской Федерации». Вот так. Боюсь, если подсчитать всё в совокупности, на другие театры средств в бюджете осталось, что называется, кот наплакал: всё ушло на любимого Серебренникова.

Ну, и ещё два результата, о которых тоже нельзя не сказать. По ходу борьбы, развернувшейся вокруг Театра имени Гоголя, в полной мере проявилась не только лживость начальника московской культуры, но и его приверженность «двойным стандартам».

Вот что он заявлял, к примеру, 10 октября 2012 года: «Театры оценим по количеству зрителей и новых постановок, по участию в фестивалях и отзывам критиков. Музеи – по количеству проведенных выставок, по количеству посетителей по билетам, по участию в городских акциях, по смене и гастролям экспозиции. Библиотеки – по количеству постоянных и зарегистрированных пользователей, по обновлению фондов» (www.vedomosti.ru).

А что, далеко не полная загрузка главной сцены театра не отразится на количестве зрителей? Отразится, и ещё как, но для кого-то у Капкова одни критерии, а для Серебренникова – другие, как видно. Количество новых постановок? Что ж, вернёмся к свеженькому интервью Серебренникова (www.kommersant.ru).

Вопрос: «А у вас есть некое обязательство перед государством – какое-то количество спектаклей классических поставить?»

Ответ: «Нет, Сергей Капков сказал: мы будем судить театр или художников по тем задачам, которые они сами перед собой ставят».

Приехали. И главное. Из интервью Капкова «Московским новостям» от 8 августа.

Вопрос: «Какие из московских театров ждет смена руководства или структурные изменения уже в ближайшее время?»

Ответ: «Зачем об этом говорить? Следите за новостями в интернете» (mn.ru). Обратите внимание: после Театра Гоголя не пострадал ни один театр – во всяком случае, пока. Как думаете, чья это заслуга? Не гоголевцев, случайно? Правда, ходят упорные слухи, что в одном из «старых» театров его худрук в дуэте с Капковым намерены провести весьма серьёзную (и нелепую) «реформу», но остальных, во всяком случае, чаша сия на данном этапе миновала. Блицкрига, повторю ещё раз, у «новаторов» не получилось.

И последнее на сегодня. По понятным причинам здесь я уделил г.Капкову много места. На самом деле, он, конечно, всего лишь пешка в большой игре, и, не исключено, следующий этап наступления на русский театр пойдёт по линии федерального Министерства. Во всяком случае, слухи такого рода ходят уже достаточно широко. Но это уже – то самое будущее, которое выходит далеко за пределы 3 февраля; поостережёмся делать прогнозы – ну, Аннушка там... подсолнечное масло... мало ли...

И лишь одно предсказываю с уверенностью: борьба не закончена. Можете не сомневаться. Впрочем, я это как-то уже говорил. Ну, и что?

Gogol-Theatre.ru - Коллектив Московского Драматического ТЕАТРА имени Н.В.ГОГОЛЯ
  • Facebook
  • ВКонтакте
  • Twitter
  • Livejournal
  • YouTube
Наш голос - за сохранение репертуарного театра и против силовых методов его превращения в площадку для своеобразных экспериментов
Наш голос - против отношения к актерам, как к крепостным и за право нашего коллектива на открытый конкурс для замещения должностей директора и худрука театра.

©2012 - 2014 Москва.